На этой неделе у нацвалюты случились новые американские горки. 9 октября курс доллара превысил 102 рубля (годовое дно), а евро оказался выше 108 рублей Фото: © Илья Питалев, РИА «Новости»

По-хорошему не получилось

В середине августа, когда доллар впервые с марта 2022 года ушел за 100 рублей, кабмин РФ собрал экстренное совещание с крупнейшими экспортерами. Темой встречи было спасение национальной валюты, которая слабела на фоне дефицита доллара и евро и толком не отреагировала даже на задранную до 12% ключевую ставку ЦБ. Власти объявили компаниям, что в сентябре подготовят «рекомендации» по продаже валютной выручки, а к тем, кто не будет их соблюдать, применят меры. «Предлагали сдавать валюту», — кратко описывал суть один из участников совещания. При этом власти не стали вводить обязательную продажу валютной выручки и, как писали «Ведомости», неформально договорились с компаниями, что те будут продавать больше. Бизнес вроде бы согласился.

С той поры рубль успел немного укрепиться, но устойчивого роста так и не произошло. На этой неделе у нацвалюты случились новые американские горки. 9 октября курс доллара превысил 102 рубля (годовое дно), а евро оказался выше 108 рублей. Накануне российская валюта попыталась усилить восстановление, но после 99 за доллар США в игру вновь вступили покупатели валют, и день был закрыт выше планки 100. «Административные барьеры, видимо, недостаточны для остановки девальвации», — утром 11 октября рассуждали аналитики «БКС Экспресс». Как в воду глядели.

Вечером в среду власти, которые с начала недели почти никак не реагировали на шторм рубля (повышенное внимание к курсу доллара — «рудимент прошлого», убеждал Кремль), внезапно перешли к «чрезвычайным мерам». Президент России Владимир Путин своим указом ввел для экспортеров обязательную продажу валютной выручки. Текст документа пока не опубликован, но суть меры правительство описало в своем релизе.

«В итоге кого-то назначат козлом и начнут доить»: спасать рубль заставят экспортеров?

Согласно документу, обязательную репатриацию и продажу валюты вводят сроком на полгода для «отдельных компаний». Кого коснется мера, пока неясно, поскольку еще нет указа. Но кабмин уточняет, что перечень состоит из 43 групп компаний, относящихся к отраслям топливно-энергетического комплекса, черной и цветной металлургии, химической и лесной промышленности, зернового хозяйства. Правительству предписано в 7-дневный срок принять акты, необходимые для реализации указа, и уведомить российских экспортеров о включении их в перечень.

Президент России Владимир Путин своим указом ввел для экспортеров обязательную продажу валютной выручки. Текст документа пока не опубликован, но суть меры правительство описало в своем релизе Фото: kremlin.ru

Сколько должна будет продать конкретная компания и в какие сроки, определит кабмин, который скоро опубликует распоряжение. Дальше — самое интересное. Компании теперь обязаны не просто продавать выручку, но и отправлять в ЦБ планы-графики этого процесса. Более того, на отдельных предприятиях появятся проверяющие Росфинмониторинга, которые будут следить, как экспортер выполняет обязательства. Складывается впечатление, что экспортеры в сентябре попросту обманули власти и не стали продавать больше валютной выручки, вот и нужны контролеры.

«Основная цель данных мер — создать долговременные условия для повышения прозрачности и предсказуемости валютного рынка, снизить возможность для валютных спекуляций. Рассчитываем, что вводимые обязательства по продаже валютной выручки не станут обременительны для добросовестных участников рынка», — прокомментировал новации первый зампред правительства РФ Андрей Белоусов. Между строк читается: «А недобросовестные участники виноваты сами».

Доллар сегодня может попытаться опуститься к отметке в 95 рублей, допускает ПСБДоллар сегодня может попытаться опуститься к отметке в 95 рублей, допускает ПСБ Фото: © Sheldon Cooper / Keystone Press Agency / www.globallookpress.com

Рубль резко укрепился. Надолго ли?

Главный вопрос теперь — и что дальше, рубль окрепнет? Утренние новости позитивные, иностранные валюты заметно упали на Московской бирже. Доллар США уже был на 96,5 рубля, евро провалился к 102,5, а китайский юань дешевел до 13,2. Психологический эффект для рынка довольно заметный.

«В целом решение верное, способное сбить спекулятивную атаку на рубль, — оценивает введение валютного контроля „БКС Экспресс“. — И теперь со стороны предложения может быть уже значительный перевес. Оцифровать фактор пока сложно, поскольку не обозначены проценты по нормативу и лимиты на возврат. Однако с учетом волатильной природы валютного рынка и вшитой за последние месяцы в курс рубля высокой риск-премии утренним падением доллара ниже 97 покупатели валюты могут не отделаться, и курсы валют пойдут значительно ниже».

«Заморозка [государственных] резервов перенесла баланс сил на валютном рынке от государства к компаниям. Этим постановлением государство пытается вернуть прежний баланс, когда валютные активы компаний становятся децентрализованными резервами», — объясняет решение кабмина экономист Bloomberg Economics Александр Исаков в своем телеграм-канале «Холодный расчет».

Доллар сегодня может попытаться опуститься к отметке в 95 рублей, допускает ПСБ. «Долгожданное решение властей <…>, как мы рассчитываем, позволит устранить сформировавшийся навес спроса над предложением валюты. <…> В сочетании с увеличением налоговых выплат в этом месяце, [решение] дает нам основания понизить прогнозный ориентир по курсу доллара на конец месяца с 95–100 рублей до 90–95 рублей», — пишет аналитик банка Евгений Локтюхов.

«Краткосрочный эффект все это даст? Да, разумеется. Вполне возможно, уже сегодня увидим на торгах 96–97 фигуру по рублю. И 13,3–13,4 по юаню», — рассуждает в телеграм-канале bitkogan профессор НИУ ВШЭ Евгений Коган. По его мнению, вкупе с поднятой ставкой ЦБ нынешняя мера позволит стабилизировать курс. «Мера хоть и не самая лучшая с точки зрения экономики, но, вероятно… жизненно необходимая сегодня», — пишет Коган. При этом эксперт подчеркивает, что главную проблему валютный контроль не решит — он не увеличит объем валютной выручки.

«Поможет ли это быстрее экспортерам завозить эту самую выручку в страну? Да не особенно. Проблема же не в коварстве и саботаже экспортеров. Сидят такие-сякие, понимаешь ли, и думают — как бы поменьше завести выручки в страну. Побольше себе на утехи разные за границей оставить, — иронизирует Коган. — Общая проблема в том, что каждый раз завод выручки в страну — это квест. <…> Выросли и издержки. Их мы сегодня особо не берем в расчет. А зря. Несколько процентов от объема продаж теперь стабильно улетает в пустоту».

Наконец, Коган подмечает, что предстоит вернуть доверие к рублю, а это «длительная и тяжелая работа».

Когда валютный контроль уже вводился весной 2022 года, экспорт в иностранной валюте составлял в среднем по $48 млрд в месяц для всех валют и почти $47 млрд для валют недружественных стран. Но сейчас он заметно скромнее: $20–25 млрд в инвалюте и лишь $9–12 млрд в «недружественной». «Даже в торговле доллары и евро не сыщешь днем с огнем, а сейчас их стало в 5 раз меньше», — подчеркивает в своем телеграм-канале Spydell_finance экономист Павел Рябов. По его словам, в России продолжает расти дефицит доллара и евро, а государство вынуждено платить в недружественных валютах по внешнему долгу — рефинансирование затруднено или невозможно. Такие платежи «забирают» около $50–60 млрд в год.

При этом отток капитала на исторически высоком уровне. Среднеквартальный чистый отток с 2015 по 2019 год составил всего лишь $4,2 млрд, а за III квартал 2023 года — $19,6 миллиарда. Есть и еще одна важная деталь. «Если бизнесу необходимо обслуживать внешние долги или оплачивать импортные контракты, бизнес все равно вернется со спросом на валюту, что приведет к нейтральному интегральному эффекту (продали валюту и сразу же откупили)», — предупреждает экономист.

«Введение нормативов по продаже валютной выручки (еще предстоит их узнать) не панацея, эта мера будет иметь меньший эффект, чем в 2022 году, по причинам, указанным выше. Однако при прочих равных это улучшит предложение валюты на рынке и позволит рублю укрепиться. Не так сильно, но лучше, чем ничего», — делает вывод Рябов.

«Все эти экспортеры, которые теперь будут вынуждены тотально продавать валютную выручку, все эти деньги держали в том числе и на свои инвестиционные программы. Теперь эта история как минимум ставится на паузу» Фото: Денис Абрамов / ИТАР-ТАСС

«Думаю, к Новому году мы увидим 80 рублей за доллар»

В беседе с «БИЗНЕС Online» эксперты оценивают решение властей ввести валютный контроль и рассуждают, поможет ли оно надолго укрепиться рублю и как будут действовать экспортеры.

Александр Виноградов ведущий экономист автономной некоммерческой организации «Научно-исследовательский центр Олега Григорьева „Неокономика“»:

— Локально это, конечно же, поможет. Хотя не сильно. Там и так продается довольно много [валютной выручки], около 80 процентов. Но глобально это ничего не даст. Дело в том, что принуждение продавать эту самую валютную выручку нарушает рынок как таковой. Люди пользуются валютой, потому что это им зачем-то надо. Люди пользуются рублем, потому что это им зачем-то надо. А тут, по сути, от них начинают требовать больше пользоваться рублем, когда им это не нужно. Соответственно, со временем они будут находить другие возможности избавляться от рубля в пользу валюты. Вот и все.

Зачем это сделано? Потому что в России через полгода должны быть выборы, даже меньше. А текущий тренд рубля где-то на 120 [за доллар], затем на 150, затем… У него нет дна. Естественно, перед выборами устраивать такую красоту никто не хочет, потому что за этим сразу воспоследует инфляция и все такое прочее. Это автоматически спровоцирует инфляцию цен на рублевые товары. И это будет расползаться по всей экономике. А с учетом того, что инфляция сейчас и так ускоряется, то это не круто, не красиво и никому не надо.

Еще одна проблема в том, что это решение подкладывает мину под дальнейшее возможное экономическое развитие. Потому как все эти экспортеры, которые теперь будут вынуждены тотально продавать валютную выручку, все эти деньги держали в том числе и на свои инвестиционные программы. На закупку каких-то машин, оборудования, комплектующих и так далее. Теперь эта история как минимум ставится на паузу. Потому что за рубли всех этих вещей не купишь. Это решение — мина под будущее. Но зато на полгода будет красиво. Наверное.

Александр Разуваев — экономист, член наблюдательного совета гильдии финансовых аналитиков и риск-менеджеров:

— Думаю, к Новому году мы увидим 80 рублей за доллар. Принятая мера немного сдержит инфляцию, соответственно, успокоит население, которое очень болезненно реагирует [на волатильность российский валюты]. Так что решение правильное, но немного запоздалое. Теперь это обязательное правило.

Попытаются ли экспортеры обойти ограничения? Есть опыт ЮКОСа и не только. Если кто-то начнет применять серые механизмы, отправится на Колыму. Так что все будет соблюдаться. Государство никто обманывать не станет, большинство экспортеров — это госкомпании.

Максим Чирков — доцент кафедры политической экономии МГУ им. Ломоносова:

— Главное — стабилизировать курс российского рубля. Серьезная стабилизация курса наступила только сейчас. В условиях, когда курс доллара слишком сильно уходит вверх, это решение своевременно и эффективно. Мы видим, что сегодня курс рубля укрепляется примерно на 3 процента. Все говорит о том, что такие жесткие меры работают.

В моменты сильного ослабления рубля в России подобные меры уже применялись и показывали свою эффективность. Тем более что количество компаний, которые обязаны будут следовать закону президента, ограничено. Это те компании, которые получают большую экспортную выручку, сверхдоходы. Издержек от компаний, с моей точки зрения, не потребуется, потому что они станут хранить свои денежные средства в российских рублях, и это будет удобно для всех.

Экспорт сейчас динамично восстанавливается. Мы видим поступление валютной выручки в нефтегазовом секторе. Объемы растут, цены на энергоносители увеличиваются. Соответственно, теперь бо́льший объем валюты будет конвертироваться в рубли, и спрос на рубль станет поддерживаться в автоматическом режиме. Полагаю, такая мера долго не продлится. Она введена на 6 месяцев, но, как это было раньше, ее могут отменить, когда не будет необходимости. А необходимость, с моей точки зрения, долго не продлится, поскольку рубль начнет стремительно укрепляться. Скажется слабость западных валют, по которым бьет инфляция.

Думаю, экспортеры станут следовать указу президента. Будет осуществляться контроль и планирование. Наверняка появятся и случаи злоупотребления, обратной скупки валюты, но она в любом случае нужна. Эти компании приобретают что-то и на Западе, им понадобится валюта. Но объемы продажи валюты в любом случае сильно вырастут, что поможет укрепить рубль.

Курс доллара будет ниже текущих значений. Однако прогнозы делать не стоит, потому что при всем уважении к Центробанку не он определяет курс доллара. Дело в том, что сейчас инфляция по доллару настолько ниже привычных значений, что курс российского рубля станет в большей степени зависеть от того, что будет происходить с долларом. Курс доллара может упасть гораздо ниже, чем в самых больших фантазиях могут представить себе экономисты.

Дмитрий Потапенко — экономист, управляющий партнер Management Development Group:

— Решение достаточно ожидаемое. Было понятно, что приблизительно в этом русле они (властиприм. ред.) и пойдут. Потому что управлять экономикой не административными методами они, попросту говоря, не умеют.

Я не знаю, для кого станет плюсом опускание курса доллара до условных 90 [рублей] или каких-то 88. Такой диапазон вполне допустим при подобной обязаловке. Но ключевой минус — это то, как будут исполняться инвестиционные программы. Ведь почему указом президента вводилось право на оставление валютной выручки экспортерами за рубежом? Причины весьма прозаичны. Экспортеры — это не нечто абстрактное. Это конкретные предприятия. Промышленные в первую очередь. Финансовый сектор, нефтегазовый, неважно какой. И, соответственно, у них есть некие инвестиционные программы. Перевооружение тех или иных скважин, если это нефтехимия, завоз оборудования и так далее.

Внимание, вопрос. Если они теперь всю эту выручку загоняют сюда на [внутренний] валютный рынок, ну или бо́льшую ее часть, и исполняют не очень понятный танец, то как они будут исполнять эти самые инвестиционные программы? За счет каких средств? Потому что средств становится меньше и, соответственно, любой финансовый директор скажет: нам придется много чего резать. А оборудование валютное. И если у кого-то есть какие-то влажные фантазии насчет того, что мы с кем-то можем расплатиться резаной бумагой под названием «рубль», то мы видим, что он и в России не нужен. А на внешнем контуре он не нужен совсем.