«Мой переход был не совсем стандартным — я переходил из прошлой компании на проект VK, над которым работал, то есть не прошел стадию онбординга» Фото: © Алексей Майшев, РИА «Новости»

О герое

Герой материала — сотрудник казанского офиса «ВКонтакте», сейчас он работает в новом офисе компании в IT-парке им. Рамеева, занимает должность ведущего backend-Java-разработчика.

На пути к работе мечты

  • Темой IT я заинтересовался еще классе в пятом, когда только начинал изучать информатику и получать базовые знания по устройству компьютера, алгоритмам. После 11-го класса твердо для себя решил выбрать стезю разработчика. Для меня оказалось неожиданностью, что рабочие задачи не сильно отличались от того, что преподавали в университете. Я боялся, что на работе выяснится, что я ничего не умею, но, к счастью, это было не так.
  • С самого начала работал на проектах, которые курировал VK, поэтому и решил стать частью этой большой компании. Сам переход не составил труда, от меня практически ничего не требовалось. Я миновал стадию онбординга (этап после найма, когда сотрудник адаптируется к команде/проекту/процессам), ассесментов, экзаменации. Однако этот процесс еще ждет меня в ближайшее время. У каждого сотрудника VK есть свой индивидуальный план развития, который обсуждается с тимлидами и эйчарами. Для кого-то он детально проработан, для кого-то, в том числе и меня, он верхнеуровневый.
  • Моя текущая позиция — senior (старший разработчик). Определяется это сугубо индивидуально, в каждой компании имеется свой подход к расчету позиции разработчика. Одни компании готовы рассмотреть тебя как уверенного середнячка (middle), в то время как другие могут увидеть в тебе только начинающего специалиста (junior).
  • Текущий грейд (уровень) является максимальным, дальнейшее развитие может быть в двух направлениях — архитектор или тимлид. Должность тимлида требует от человека прокачки своих soft skills, навыков управления, общения, менеджмента с людьми, с командой. У меня был такой опыт, но спустя время я решил не развиваться в данном направлении, это требует слишком много времени и ресурсов, хотя и дает определенные привилегии, например повышенную зарплату. Должность тимлида далеко не всем подходит: большинство разработчиков — интроверты, им довольно тяжело быть управленцами. Я сам планирую развиваться как архитектор: проектировать продукт, планировать его развитие.

«К российской удаленке в VK относятся хорошо, даже не могу сказать, что как-то особо контролируют. А вот зарубежная удаленка полностью запрещена»«К российской удаленке в VK относятся хорошо, даже не могу сказать, что как-то особо контролируют. А вот зарубежная удаленка полностью запрещена» Фото: «БИЗНЕС Online»

Казанский хаб VK

  • Открытие хаба в столице РТ давно напрашивалось, был большой запрос и от многих сотрудников компании. Видимо, накопилась критическая масса людей, которые хотели бы ходить в офис, а не работать полностью на «удаленке». IT-парк отлично подходит для хаба — это красивое здание в центре Казани. На данный момент здесь работают около 30–40 человек, но офис рассчитан более чем на 100 сотрудников
  • К российской «удаленке» в VK относятся хорошо, даже не могу сказать, что как-то особо контролируют. А вот зарубежный «дистант» полностью запрещен — таково решение руководства.
  • До открытия офиса в ИТ-парке я арендовал коворкинг в центре Казани, мы снимали помещение вместе со знакомыми ребятами из других компаний. Для меня была важна близость к центру и неплохие отзывы. Мне тяжело работать из дома, потому что со временем начинает угнетать окружающая обстановка: я просыпаюсь в ней, работаю в ней, обедаю в ней и засыпаю тоже в ней, мне не хватало какого-то разнообразия. Цена аренды коворкинга невысока (в месяц выходило около 9 тыс. рублей), поэтому я даже не пытался выяснить, сможет ли компания покрывать эти расходы, я сам все оплачивал.
  • Рабочий день проходит примерно так: я прихожу в офис к 9 часам утра, раскладываю вещи, выпиваю чашку кофе, после чего приступаю к самым сложным техническим задачам, которые остались со вчерашнего дня либо запланированы на этот день. В 10:30 у меня проходит дейлик (запланированное совещание или планерка), после которого я провожу созвоны и общаюсь с коллегами. После обеда я выполняю оставшиеся технические задачи, более рутинные. Это может быть написание функционала — несложные CRUD (основной метод работы с базами данных) или другие шаблонные вещи, которые не заставляют сильно напрягать мозги.
  • Разные команды разрабатывают различный функционал и продукты, каждый отвечает за свою часть. Основная часть сотрудников сосредоточена в Москве и Санкт-Петербурге, но наша команда очень разбросана географически, поэтому мы не можем назвать ктот или иной проект московским, санкт-петербургским или казанским.

«Главный офис находится в башнях Старлайт, есть несколько офисов, как и в Санкт-Петербурге» Фото: CC BY 3.0, https://commons.wikimedia.org/...

Московские командировки

  • Поездки в главный офис в Москве в основном развлекательные — тимбилдинги, корпоративы, встречи с коллегами. Ты приезжаешь в столицу, общаешься с другими ребятами из своей компании, после чего вы работаете какое-то время, и в один из дней проходит корпоратив, который полностью организует компания и все, что вам надо, — развлекаться. Начинается все обычно с выступления управленцев, они подводят итоги года, рассказывают о целях проекта и компании в целом. Развлекательная часть включает в себя фуршеты, музыкальные номера и т. д.
  • Штаб-квартира VK находится в Петербурге, а московский офис занимает 27-этажную башню в бизнес-центре SkyLight. Он очень масштабный, я бы сказал, грандиозный, но из-за его размеров я в нем теряюсь. Казанский выглядит для меня более «ламповым» и душевным.
  • Среди сотрудников отношение спокойное, зрелое, уважительное, мы ценим каждого человека в нашей команде и пытаемся помогать друг другу. У нас теплое дружеское общение, мы часто пересекаемся вне работы даже в других городах.

«Вся наша работа является умственным трудом, зачастую тяжелым, за которую мы получаем достойную оплату, так как мы помогаем бизнесу улучшать его процессы и экономить, либо зарабатывать еще больше»«Вся наша работа является умственным трудом, зачастую тяжелым, за которую мы получаем достойную оплату, так как мы помогаем бизнесу улучшать его процессы и экономить, либо зарабатывать еще больше» Фото: «БИЗНЕС Online»

О зарплатах в IT

  • Платят точно не за строчки кода и время на работе, а скорее, за реализованный результат. Несмотря на то что у нас нормированный рабочий день с 9:00 до 18:00 или с 10:00 до 19:00, включая часовой обед, платят нам все-таки за результат и ту пользу, которую мы приносим бизнесу.
  • Зарабатывать можно много и хорошо, но не могу сказать, что происходит это без особого труда. В начале пути зарплата у всех небольшая. Стажеры могут зарабатывать от 10–15 тыс. до 50 тыс. рублей в зависимости от компании. Бывает такое, что стажироваться приходится бесплатно. После этого стажер переходит в позицию junior. Здесь уже есть возможность получать от 30 тыс. до 80–90 тыс. рублей в зависимости от региона. Middle-разработчики в среднем по рынку получают от 100 тыс. до 250 тыс. рублей. Senior-разработчики получают от 200 тыс. до 400 тыс. рублей.
  • Повышение зарплат происходит по итогам перформанс-ревью, которое регулярно происходит раз в полгода или 9 месяцев. На нем проводят анализ твоей деятельности, исследуют, насколько успешно ты проработал необходимый промежуток времени, обсуждают твои цели: чего уже смог достичь, чего хотел бы достичь в будущем. Таким образом подтверждается твой текущий грейд и утверждается зарплата.

Мифы об интровертах

  • Когда говорят об айтишниках, многие представляют себе хакеров, которые сидят по ночам, ни с кем не общаются и носят черные толстовки с капюшоном. Во-первых, толстовки у нас не черные, а белые — такой корпоративный мерч. А насчет интроверсии — это давно уже глубокий стереотип, которые не раз опровергался. Люди в IT интересные разносторонне развитые личности, с которыми можно общаться на самые разные темы.
  • Мужчин среди разработчиков в процентном соотношении действительно больше, чем девушек. На мой взгляд, девушки больше идут на должности, менее связанные с программированием: тестировщики, аналитики, эйчары и продакт-менеджеры.
  • Что касается перспективных направлений, то все зависит от интереса и того, чем хотите заниматься. Все больше нужны специалисты, которые умеют работать с большими данными. То же касается и веб-разработки — новые сервисы появляются чуть ли не каждый день.
  • Я придерживаюсь мнения, что искусственный интеллект не сможет полноценно заменить айтишников, но будет им помогать в рутинных задачах. ИИ-инструменты уже сильно экономят время разработчиков. Сам я иногда использую Chat GPT зачастую в качестве умного поисковика, т. к. он ищет информацию более избирательно, но после всегда перепроверяю, поскольку он тоже может ошибаться.
  • По-настоящему хороших специалистов в нашей области не так много: курсы и интенсивы не дают той теоретической и практической базы, которая позволила бы реализовывать продукт на высоком уровне. К разным курсам я отношусь довольно скептически, потому что без закрепления на практике (стажировки, pet-проекты) они не будут достаточными для получения релевантных знаний.
  • Сложных кейсов было очень много. Их и не перечислить, каждый раз приходилось попотеть, напрячь свои извилины. На одном из проектов я разработал систему многоуровневой авторизации пользователей, которую потом переиспользовали в других сервисах.
  • У нас очень много профессиональных терминов, некоторые из них настолько узкие, что даже не все айтишники их знают. Самые используемые — ручка (метод API), баг (ошибка), стенд (место, где разворачивается проект на сервере), прод (рабочая версия продукта), фича (особенность функционала) и т. д. Не меньше и профессионального юмора — некоторые шутки настолько мудреные, что и не все разработчики их понимают.