Особенно больно эмбарго ударило по гражданам США, нарушив их привычную повседневную жизнь. Фото предоставлено Азатом Ахуновым

Спираль истории

Спустя неделю после кровавого нападения ХАМАС на Израиль уже мало кто помнит, что эта акция была не случайной, а «приурочена» к 50-летию арабо-израильской «войны Судного дня», которая проходила с 6 по 25 октября 1973 года.

История развивается по спирали… Это давно стало расхожим выражением. Однако жизнь показывает истинность данного утверждения.

Так же, как и полвека назад, арабы атаковали израильтян в праздничный день. Осенью 1973 года это был Йом-Кипур — единственный день в году, когда в Израиле не идут радио- и телепередачи, закрываются магазины, прерывается работа транспорта. Арабские страны хотели застать противника врасплох, и им это удалось.

В этот раз нападение совпало с празднованием в Израиле сразу двух важнейших еврейских праздников — Шмини Ацерет (Восьмой день — праздничное собрание) и Симхат Тора (Радость Торы), которые следуют за длившимся неделю Суккотом и завершают так называемую череду осенних еврейских праздников.

Как тогда, так и сейчас в первые дни войны арабам сопутствовал успех. 50 лет назад, оказавшись в тупике, израильтяне готовы были пойти на крайние меры. Этот конфликт мог войти в историю как первый случай применения ядерного оружия на Ближнем Востоке…

В итоге этого не случилось — израильская армия смогла быстро взять инициативу в свои руки и наверстать упущенное за счет классической войсковой операции.


Наступление Египта и Сирии

50 лет назад египетские и сирийские войска атаковали Израиль с целью вернуть утраченные ранее территории. Они стремились вернуть свои земли, потерянные в Шестидневной войне 1967 года.

Египет и Сирия, используя современное советское вооружение, начали наступление на Израиль на два фронта: с севера и юга. Потери Израиля были тяжелыми, и ход войны, казалось, находился исключительно в руках арабов.

Египетские и сирийские войска пересекли линию прекращения огня и попытались захватить Синайский полуостров и Голанские высоты. В рамках операции «Бадр» египетским вооруженным силам удалось пересечь Суэцкий канал и захватить линию Бар-Лева — укрепленную песчаную стену на восточном берегу канала. Этот первоначальный военный успех, который стал известен египтянам как «переправа», послужил знаком победы после 25 лет поражений.

После этого стали активно обсуждаться намерения Израиля пустить в ход ядерное оружие. Как сообщают некоторые журналисты и исследователи, в драматичные для Израиля дни состоялась встреча военного кабинета, на которой министр обороны Моше Даян убедил всех, включая премьер-министра Голду Меир, подготовить ядерные боеголовки для их возможного использования.

Тем не менее Израиль сумел восстановить позиции и перейти в контратаку. Менее чем за 24 часа были мобилизованы две танковые дивизии, которые вскоре превратили сирийское наступление в отступление. Под руководством генерала Даяна израильские силы атаковали и контролировали значительные районы на территории Голанских высот и Синайского полуострова. Израильтяне продвинулись вперед, захватив территории в глубине Сирии. Контратака в значительной степени переломила ход войны в пользу израильтян, и боевые действия зашли в тупик.

Нефтяной кризис

17 октября арабы решили использовать другую тактику — нефтяную. Все арабские страны – члены Организации арабских стран – экспортеров нефти (ОАПЕК), а также Египет и Сирия заявили, что они не будут поставлять нефть странам (Великобритания, Канада, Нидерланды, США, Япония), поддержавшим Израиль в ходе «войны Судного дня».

В итоге это дало свои результаты: как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. В период с октября 1973 года по март 1976-го страны Западной Европы и Северной Америки попали в глубочайший экономический кризис. В Японии в результате нехватки бензина и роста цен начались волнения. Нефтяной кризис вызвал хаос не только в экономике, но и в повседневной жизни жителей развитых стран Запада. Особенно больно эмбарго ударило по гражданам США, нарушив их привычную повседневную жизнь. Бензина стало не хватать, частным потребителям разрешено было покупать топливо лишь раз в два дня. В Европе начали выдавать нормированные талоны на бензин. На бензоколонках выстраивались длиннющие очереди.

Люди в Америке стали отказываться от привычных прожорливых, мощных «кадиллаков» и «линкольнов» и переходить на более экономичные японские машины. Авиакомпаниям было предписано сократить число рейсов. Правительственным учреждениям приказано экономить электроэнергию и сократить автомобильный парк.

На фото — бывшая автозаправка в штате Вашингтон, превращённая в молитвенный домНа фото — бывшая автозаправка в штате Вашингтон, превращенная в молитвенный дом Фото: David Falconer, Общественное достояние, ru.wikipedia.org

В 1974 году нефтяное эмбарго со стороны арабских стран было отменено. Но оно не прошло бесследно — по крайней мере, в Европе безоговорочная политическая поддержка Израиля исчезла. Мало того, 9 государств – членов ЕС потребовали от еврейского государства полностью уйти с оккупированных территорий.

Известный американский эксперт по ценообразованию на нефтяном рынке Эллен Уолд в своей книге Saudi Inc утверждает, что Саудовская Аравия просто воспользовалась политическим моментом. «Государствами – членами ОПЕК и, в частности, Саудовской Аравией двигало прежде всего желание повысить цены на нефть и обрести контроль над своими нефтяными ресурсами. Война 1973 года обеспечила богатым нефтью странам удобное политическое оправдание для того, чтобы забрать власть на нефтяном рынке у иностранных компаний и быстро увеличить свою прибыль», — пишет Уолд.

Саудовская Аравия владела лишь 25% акций национальной нефтяной компании Aramco, которая принадлежала США. В период нефтяного кризиса 1973–1974 годов де-факто не саудиты, а сами американцы посадили на голодный паек своих земляков. Создание искусственного дефицита играло на руку капиталистам — цены за баррель возросла с $3 до $16, порой доходя до $20–25. Продавали меньше, но дороже, несмотря на то, что ОПЕК установила максимальную планку в $5,1 за баррель. За период между октябрем 1973 года и октябрем 1974-го доходы американских акционеров Aramco выросли на 56%. С этого момента началась эпоха высоких цен на нефть.

Считается, что нефтяной кризис сыграл на руку СССР, где экспорт нефтепродуктов до сих пор не являлся приоритетным. В условиях высокого спроса пришлось срочно форсировать строительство нефтепроводов в направлении Европы, завершать разработку новых месторождений в Западной Сибири. «Черное золото» стало приносить миллиардные доходы в советскую экономику, позволив «накачать мускулы». Косвенно это, например, повлияло на решение о вводе войск в Афганистан в 1979 году, которое принято на фоне высоких цен на нефть. Были и свои минусы — с тех пор советская экономика прочно подсела на нефтяную иглу.

Роль США и СССР

США и СССР осуществили масштабные поставки оружия своим союзникам, поставив мир на грань противостояния двух ядерных сверхдержав. В 1973 году третьей мировой, а вместе с ней и атомной войны не случилось. Сложнейшую ситуацию тогда «разрулил» и ныне здравствующий госсекретарь США и советник президента США по национальной безопасности Генри Киссинджер. Конечно, не только он один, но главную скрипку сыграл именно Киссинджер, который летал из страны в страну, пытаясь заключить мирное соглашение. Это стало позже называться «челночной дипломатией».

В Москве 20–22 октября госсекретарь США вел переговоры с советской стороной, в результате которых 22 октября была принята резолюция совета безопасности ООН (резолюция №338). Она предусматривала немедленное прекращение огня и всех военных действий, отвод войск с позиций 22 октября.

В советской столице Киссинджер оказался не случайно. К 1972 году в Египте находились около 20 тыс. «военных советников» из СССР, которые с нуля обучили египетскую армию, сделали ее боеспособной. А в период египетско-израильской «войны на истощение» 1967–1970 годов в качестве прокси-армии воевали на передовой вместо египтян. Не говоря уже о том, что все вооружение через третьи страны поставлялось также из СССР. Успешные атаки арабов в первые дни «войны Судного дня» объясняются хорошей подготовкой, которую им дали советские военные инструкторы.

После визита госсекретаря Москва сменила риторику на более воинственную. 24 октября советское руководство предупредило о «самых серьезных последствиях», если Израиль предпримет «агрессивные действия против Египта и Сирии». Одновременно генсек Леонид Брежнев направил президенту США Ричарду Никсону срочную телеграмму, в которой заверил его: если американская сторона не захочет урегулировать кризис, то СССР должен «срочно рассмотреть вопрос о принятии необходимых односторонних мер». Была объявлена повышенная боеготовность 7 советских воздушно-десантных дивизий. В ответ на это в США объявили ядерную тревогу.

После этого израильские войска прекратили наступление, а 25 октября ядерные силы СССР и США были приведены в состояние повышенной боевой готовности.

В конце концов после двух недель интенсивных боевых действий все стороны согласились прекратить огонь.

Чему учат нас подобные кризисы?

Чем закончится история 2023 года, пока никто не знает. Чему нас учат кризисы, подобные нынешнему, арабо-израильскому? У каждой стороны конфликта есть бенефициары, действующие в своих интересах. Нужен арбитр наподобие Киссинджера, который, находясь над схваткой, сможет найти выход из положения в духе Realpolitik. Исходя прежде всего из практических соображений, а не идеологических или моральных. При этом учитывая интересы «больших игроков».

Хотя почему «наподобие»? Ведь старик еще жив и находится в прекрасной форме. Тем более он часть той исторической спирали, которая опять пошла на новый виток.