Накануне депутаты комитета по экологии, природопользованию, агропромышленной и продовольственной политике Госсовета Татарстана внимательно изучили проект бюджета Татарстана на 2024 год Фото: gossov.tatarstan.ru

«Как запомнить столько цифр?»

Накануне депутаты комитета по экологии, природопользованию, агропромышленной и продовольственной политике Госсовета Татарстана внимательно изучили проект бюджета Татарстана на 2024 год. После того как первый замминистра экономики РТ Олег Пелевин и первый замминистра финансов – директор департамента казначейства РТ Марат Файзрахманов зачитали обязательные в таких случаях доклады, парламентарии еще долго не отпускали их из зала.

Посетил совещание и вице-спикер Госсовета РТ Марат Ахметов, который отругал представителя минфина, пришедшего на совещание без презентации к своему докладу. «Как запомнить столько цифр?» — недоумевал Марат Готович. «Не первый раз уже говорим», — подтвердил глава экологического комитета Азат Хамаев.

Далее депутаты устроили представителям правительства РТ настоящий перекрестный допрос. Основная масса вопросов была запасена по основному профилю — сельскому хозяйству. Глава комитета спросил, как идут дела по истреблению злостного сорняка — борщевика Сосновского. На борьбу с ним в этом году казна выделила 25 млн рублей. Азат Киямович вспомнил, что пару лет назад деньги из бюджета уже выделялись и даже был найден подрядчик, но потом он отказался от госконтракта — слишком ядовитым и опасным оказался сорняк.

Замминистра сельского хозяйства и продовольствия РТ Ленар Гарипов успокоил парламентариев: уже потрачено 24 млн рублей, осталось совсем чуть-чуть. Конечно, куда интереснее было бы узнать, что с самим борщевиком, сокращаются ли его площади. Но депутатов это почему-то не заинтересовало.

«Молочные» перспективы: «15 миллиардов потери, получается?»

— Минсельхоз, как защитились по бюджету 2024 года, по поддержке? — продолжил спрашивать приглашенных чиновников вице-спикер Ахметов. Представитель МСХП РТ в ответ сообщил, что республика со своей стороны сохраняет все меры поддержки, а размеры федеральной «руки помощи» станут известны в ноябре.

— Какие [имеются] потери от реализации молока, с учетом разницы [из-за падения] цены? — интересовался радеющий за село экс-министр сельского хозяйства РТ.

— Если пересчитать на литр, то порядка 7,5 рубля на литр хозяйства теряют [по сравнению с прошлогодней ценой на молоко], — признал проблему чиновник, однако не смог назвать общую сумму выпавших доходов, мол, месяц на месяц не приходится.

— А каковы прогнозы по цене на молоко на конец года? — допытывался Ахметов.

— На сегодняшний день подъем пошел, спрос на сливочное масло и обезжиренное молоко вырос, средняя стоимость сухого обезжиренного молока с 135 рублей до 172 рублей [за кило] поднялась, то есть движение на увеличение пошло. На сырое молоко цена сегодня 27 рублей 82 копейки, — сообщил Гарипов.

— Но это все равно на 10 рублей меньше, чем в благополучном прошлом году, — тут же отреагировал Ахметов и быстро подсчитал в уме: — 15 миллиардов потери, получается?

Гарипов официальную сумму «молочных» потерь так и не назвал, при этом утвердительно покачивал головой в ответ на слова Марата Готовича.

А бывший хозяин Дворца земледельцев тем временем продолжал проводить свою «коллегию минсельхоза». Он спросил, сколько средств задолжал бюджет в качестве компенсации части затрат аграриев на покупку сельхозтехники. «В районе 5 миллиардов. Последние суммы сейчас отдадим, чуть меньше будет. Как раз разыгрывается последняя [в этом году] сумма», — сообщил первый замминистра СХП РТ.

Марат Ахметов: «Мы не Самарская область, у нас не 300 тонн молока, у нас 1,5 миллиона тонн товарного молока в год. Если подсчитать по 3 рубля на литр молока, то получается, 4,5 миллиарда рублей поддержки только на молока нужно! Мы не знаем источник [финансирования]»Марат Ахметов: «Мы не Самарская область, у нас не 300 тонн молока, у нас 1,5 миллиона тонн товарного молока в год. Если подсчитать по 3 рубля на литр молока, то получается 4,5 миллиарда рублей поддержки только на молоко нужно! Мы не знаем источника финансирования» Фото: «БИЗНЕС Online»

«Если корова уйдет она уже уйдет навсегда»

Далее микрофон перешел к зампредседателя экологического комитета Тахиру Хадееву.

— АПК работал в непростых условиях. Трактор «Кировец», «К-744», стал стоить дороже на 146 процентов, простые сеялки — на 210 процентов, машины для защиты [насаждений] — на 214 процентов, по зерну два года продаем на уровне себестоимости и некоторые даже ниже. Подсолнечник сегодня стоит 18 тысяч рублей, то есть тоже цена оставляет желать лучшего. И по лекарствам для ветслужбы цены тоже высокие, — начал он издалека.

Далее Тахир Галимзянович озвучил несколько интересных предложений. Во-первых, предусмотреть в бюджете субсидирование производителям сырого молока в 2024 году по 3 рубля на 1 л молока. Для ЛПХ, по мнению агрария, также следует увеличить меры поддержки: по 4,3 тыс. на одну корову, 5,3 тыс. на две, 6,3 тыс. на три. «Идет сокращение коров. Если корова уйдет, она уже уйдет навсегда», — аргументировал Хадеев. Ну а если мы хотим сохранить поголовье, нужно раскошелиться.

Во-вторых, Хадеев предложил изменить параметры софинансирования по программе известкования почвы: сейчас это 50/50, а депутат предлагает сделать 70/30. «Сегодня только два района выходят на пятилетний цикл, а есть районы, которые вообще не известкуют», — печалится депутат. По его мнению, это поможет бороться с закислением почв и стабилизировать урожай.

— Во сколько это обойдется? — уточнил у него глава комитета Хамаев.

— Нужно подсчитать, — ответил Хадеев.

— Нужно очень осторожно подойти к этому вопросу, — тут же насторожился Ахметов. — Мы не Самарская область, у нас не 300 тонн молока, у нас 1,5 миллиона тонн товарного молока в год. Если подсчитать по 3 рубля на литр молока, то получается 4,5 миллиарда рублей поддержки только на молоко нужно! Мы не знаем источника [финансирования].

«Да, настороженность принимается. Огромные потери. Рынок зерна провален, рынок молока провален. Есть риски несохранения поголовья в личных подсобных хозяйствах, его надо как-то стимулировать. По ЛПХ можно что-то посмотреть, но по крупным товаропроизводствам нужно осторожно, хотя у них тоже большой риск есть», — признал Марат Готович.

— Надо подсчитать, в какие цифры это обойдется. 4,5 миллиарда — это цифры, которые нереально будет где-то изыскать, — считает Хамаев, а Гарипов в этот момент утвердительно кивал головой. — Но по ЛПХ, конечно, этот вопрос нужно записать.

Азат Хамаев: «4,5 миллиарда — это цифры, которые нереально будет где-то изыскать» Фото: gossov.tatarstan.ru

«Неинтересно ведь, если в таком виде Казанка будет!»

На этом список проблемных вопросов не ограничился. Глава комитета Хамаев обратился к проблемам водного хозяйства, он спросил у замминистра экологии и природных ресурсов РТ Егора Тарнавского, как идут работы по расчистке русел малых рек в республике. Из бюджета РТ на будущий год на соответствующие цели будет выделено только 303 млн рублей, но это мало. «У нас на 1,5 миллиарда обоснованных заявок, которые реально надо делать», — отозвался Тарнавский.

«По инициативе раиса республики разработана концепция развития реки Казанки, и мы видим критически низкий уровень воды в Куйбышевском водохранилище. А вокруг Казанки у нас должна появиться мощная туристическая база — ежегодное посещение составит около 6 миллионов людей. Как вы думаете, есть ли необходимость регулировать [уровень воды] в реке? Неинтересно ведь, если в таком виде Казанка будет!» — резонно заметил депутат Хадеев.

Каждый третий год река на такой низком уровне, а когда построится такой мощный парк на воде, станет ли он кому-то нужен, если не будет самой воды? К тому же масштабные постройки на берегах Казанки вконец могут уничтожить так называемые легкие реки — пойменные зеленые зоны вдоль реки.

Тарнавский сообщил, что ежемесячно на рабочей группе в Росводресурсах соответствующие вопросы поднимаются и сейчас готовится обращение от глав пяти субъектов на имя руководства страны — о решении вопроса низкого уровня Куйбышевского водохранилища и, соответственно, Казанки: «Решение нужно, но это должно быть решение на уровне федерального центра».

— Решение еще на 38 сантиметров уровень воды снизить — оно уже принято? — уточнил Хамаев.

— Да, решение принято, сейчас остается ждать только весеннего половодья, — констатировал замминистра МЭПР РТ.

— Вот тебе и решение по Казанке, — растроенно заметил Хамаев.

Рамиль Шарафутдинов – зампредседателя госкомитета РТ по биологическим ресурсамРамиль Шарафутдинов — зампредседателя госкомитета РТ по биологическим ресурсам Фото: gossov.tatarstan.ru

Бакланов очень много, а приютов для животных пока нет

Замначальника главного управления ветеринарии кабмина РТ Ильдара Нугуманова спросили, как реализуется строительство приютов для бездомных животных, о чем было заявлено еще 1,5 года назад. Как выяснилось, дело с места до сих пор не сдвинулось — все еще идет согласование проекта.

«Разработан был типовой приют в Набережных Челнах, сумма вышла за 200 с лишним миллионов рублей, решено оптимизировать. Все оборудование, которое предусматривалось проектом, было убрано, уменьшены помещения для собак, сумма вышла 118 миллионов, сейчас она рассматривается в ГИСУ и  госэкспертизе», — объяснял Нугуманов.

Хамаев с сожалением отметил, что средства, выделенные на приют в 2023 году, остались неиспользованными. Стоимость проекта тоже неприятно удивила депутатов. «Больницы мы не строим за такие суммы. Не знаю, кто этот проект делал», — удивлялся глава экологического комитета и рекомендовал пройтись по действующим негосударственным приютам и перенять опыт у них.

В конце встречи депутаты решили внести изменения в Экологический кодекс РТ, но они оказались чисто «косметическими», а вопрос с бакланами, который был в законопроекте изначально, из него убрали. Напомним, еще летом госкомитет Татарстана по биоресурсам предложил внести в перечень охотничьих ресурсов баклана большого. Связано это с тем, что птица наносит большой ущерб водным биоресурсам. По данным учета за 2022 год, в республике насчитывается около 14 тыс. особей данной птицы.

— Бакланов очень много у нас, они очень много рыбы съедают, — с сожалением отметил глава комитета.

— Мы этот вопрос с федеральным центром прорабатываем, чтобы нам дали возможность, — согласился присутствовавший в зале зампредседателя госкомитета РТ по биологическим ресурсам Рамиль Шарафутдинов.

— Надо включить их (бакланов прим. ред.) в охотничьи ресурсы, — уверен Хамаев.

При этом он удивился, что в некоторых областях даже лебедей включили в перечень охотничьих ресурсов. «Ужас», — прокомментировал депутат.