Сооснователь Finiko Кирилл Доронин встретит в СИЗО очередной Новый год. На этой неделе судья Мосгорсуда Виталий Белицкий продлил ему срок содержания под стражей до 30 января 2024 года. Одновременно он принял решение еще по трем фигурантам уголовного дела

«Мой доверитель начал добровольно возмещать вред потерпевшим»

Сооснователь Finiko Кирилл Доронин встретит в СИЗО очередной Новый год. На этой неделе судья Мосгорсуда Виталий Белицкий продлил ему срок содержания под стражей до 30 января 2024 года. Одновременно он принял решение еще по трем фигурантам уголовного дела — «первому вице-президенту» Finiko Андрею Галущенко, «вице-президенту» из Улан-Удэ Баиру Самбуеву и руководителю техподдержки Антону Семыкину. Все трое останутся за решеткой до 20 января. Для экономии времени заседания по ходатайствам следствия о продлении меры пресечения решили объединить в этот раз по половому признаку: ближе к полудню выслушали женскую половину — «десятых звезд» Алену Ларионову, Екатерину Бозоеву и «руководителя программы ZFZ35» Екатерину Казачкову (все остались в СИЗО), а после обеда — уже упомянутую четверку.

Сразу всех мужчин доставили в зал заседаний и по очереди завели в тесный «аквариум», где все четверо едва поместились на одной неудобной скамейке. Поддержать обвиняемых (не всех) пришли их родственники и друзья. Это их приободрило. Например, Семыкин все время улыбался и складывал руки сердечком, жестами обращаясь к сидящей в зале блондинке. Идиллию прервал судья, который стремительно вошел в зал. Он установил личности каждого обвиняемого и зачитал их права.

Следователь по особо важным делам 1-го отдела управления по расследованию организованной преступной деятельности следственного департамента МВД РФ Григорий Антонов сразу заявил ходатайство о приобщении к материалам дела уведомления потерпевших о дате и времени заседания, а также справки о состоянии здоровья и актуальные графики ознакомления с материалами уголовного дела каждого обвиняемого и их защитников (не уточняя данных). Следом адвокат Алексей Нестеренко, представляющий интересы Самбуева, просил приобщить документы о найме квартиры в подмосковном Красногорске, где его доверитель в случае изменения меры пресечения мог бы находиться под домашним арестом. Защитник Доронина Виктор Губанов положил судье на стол пачку документов: свидетельства о рождении детей, о браке. «Я буду просить суд об изменении меры пресечения», — предупредил он, показывая согласие и паспорт собственника квартиры в Люберцах, где бы Доронин мог пребывать под домашним арестом. «Мой доверитель начал добровольно возмещать вред потерпевшим», — заявил Губанов и добавил еще несколько страниц неких документов.

«Ваша честь, а можно посмотреть, каким образом возмещается вред потерпевшим? Следствие не в курсе», — сказал Антонов и забрал у Белицкого эти бумаги. Он начал их перебирать. «Это только намерения?» — поинтересовался следователь у адвоката. Губанов ответил, что это соглашения с потерпевшими, согласно которым они не имеют претензий к Доронину. Также адвокат пообещал предоставить такие же документы следствию.

Адвокат Семыкина Вадим Максимов достал свою увесистую пачку документов. «Начну со школьных лет…» — сказал он, предоставляя характеристики личности своего доверителя из школы и вуза. Также Максимов предоставил копию трудовой книжки Семыкина, заявление его матери Ларисы Семыкиной на проживание у нее в доме в Татарстане, а также согласие жительницы Подмосковья Натальи Репан — собственницы квартиры в Мытищах — и прочие документы.

Следователь по особо важным делам 1-го отдела управления по расследованию организованной преступной деятельности следственного департамента МВД РФ Григорий Антонов указал, что у Галущенко есть источники финансирования в ПортугалииСледователь по особо важным делам 1-го отдела управления по расследованию организованной преступной деятельности следственного департамента МВД РФ Григорий Антонов указал, что у Галущенко есть источники финансирования в Португалии

«Данные действия посягают на безопасность экономической системы Российской Федерации»

Далее Антонов заявил, что всем обвиняемым в разное время была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу и «законно продлевалась». В середине декабря 2022 года следственные действия были завершены, после чего обвиняемые и их защитники начали ознакомление с материалами уголовного дела, в котором 298 томов. «По делу необходимо завершить требование статьи 217 Уголовно-процессуального кодекса с 10 обвиняемыми и 18 защитниками. Для выполнения процессуальных действий потребуется дополнительный срок содержания под стражей не менее трех месяцев», — заявил следователь.

Антонов подчеркнул, что это «исключительный случай», т. к. необходимы комплексная экспертиза, допрос свыше 1 тыс. свидетелей, а также процессуальные действия на территории почти всех регионов страны. «В настоящее время оснований для изменения меры пресечения обвиняемым на иную, не связанную с заключением под стражу, нет, так как указанные лица — Доронин, Галущенко, Самбуев — обвиняются в совершении особо тяжкого и тяжкого преступлений, а Семыкин обвиняется в совершении двух тяжких преступлений, за которые предусмотрено лишение свободы значительно больше 3 лет. Данные действия посягают на безопасность экономической системы Российской Федерации», — заявил следователь.

Антонов подчеркнул, что Самбуев и Галущенко более 10 лет знакомы с Дорониным, с которым у них сложились «тесные личные, деловые отношения». «До проекта Finiko они совместно реализовывали другой проект, под названием „Эскалат“, также связанный с привлечением средств физических лиц. Данный проект также прекратил свою деятельность после увеличения числа пользователей», — заявил следователь. Он уверен, что если обвиняемые окажутся на свободе, то смогут угрожать свидетелям и другим участникам дела. Следователь напомнил суду, что 11 человек объявлены в федеральный и международный розыски.

Кроме того, Антонов указал, что у Галущенко есть источники финансирования в Португалии. «Кроме того, согласно полученным данным, а именно — показаниям Доронина от 15 июня 2023 года до задержания Галущенко планировал оформить гражданство Португалии, то есть у него имеются намерения выехать за территорию Российской Федерации для постоянного места жительства», — подчеркнул Антонов.

Также, по его словам, Доронин «дал изобличающие показания» на Галущенко. «И сообщил, что он стоит у истоков создания проекта Finiko, фактически был одним из создателей», — заявил следователь. Он также отметил, что у Семыкина нет легального источника доходов, как у всех обвиняемых, а его ИП «использовалось для реализации преступного умысла».

Что касается Доронина, то, по мнению Антонова, он также может скрыться от суда, т. к. у него есть паспорт гражданина Турции с измененными анкетными данными. «До своего задержания он неоднократно выезжал за границу. Также имеет доли в уставных капиталах иностранных компаний в государстве Сент-Люсия и Эстонской Республике», — указал следователь, добавив, что Доронин является организатором и руководителем преступного сообщества. Прокурор Левченко с доводами следствия согласился, добавив, что иная мера пресечения для всей четверки обвиняемых невозможна.

Кирилл Доронин объявил, что сотрудничает со следствием. «Я признал вину. Об этом следствию прекрасно известно. Я попросил у следствия банковские координаты лиц, которые были признаны потерпевшими, чтобы начать возмещать ущерб»

Доронин начал возмещать ущерб — пока это расписки не более чем на 200 тыс. рублей

После этого перешли к выступлениям обвиняемых и их защитников. Доронин признал, что процесс ознакомления с материалами дела идет «достаточно быстро», сейчас дошла очередь до вещественных доказательств — ноутбуков, сим-карт, смартфонов. «Я считаю, что времени для ознакомления с половиной этих материалов можно и не уделять. Ноутбуки и телефоны, в которые мы не можем попасть, — просто осматриваем их физическое состояние. Я готов приехать на территорию следственного департамента и одним росчерком пера ознакомиться со всем, назовем это хламом, бессмысленным и бесполезным», — заявил сооснователь Finiko.

Он возразил следователю насчет капиталов за границей. По словам Доронина, это были всего лишь $5 тыс. в уставных капиталах, которые «невозможно получить обратно», т. к. это было одним из условий регистрации юрлица, имеющего лицензию на действия с криптовалютой. Доронин указал следователю, что комплексная экспертиза, о которой тот говорил, не может быть длительной, поскольку ее суть в умножении количества биткоинов на курс в дату перечисления. «Я не согласен с тем, что это является основанием для растягивания содержания нас под стражей», — добавил он.

Также Доронин напомнил суду, что у него все еще существует ИП, которое занимается образовательной деятельностью и продажей БАД. Он прокомментировал довод следствия о давнем знакомстве с Галущенко и Самбуевым по компании «Эскалат». «Эта компания всегда работала в группе компаний, которая до сих пор работает. Она продолжает работать по оказанию услуг. Одна компания превратилась в коллекторскую, вторая занимается оказанием физлицам услуг по закону о банкротстве», — пояснил Доронин. По его словам, даже тогда, 10 лет назад, не было связи между ним и другими обвиняемыми, поскольку «каждый работал сам на себя».

Далее Доронин объявил, что сотрудничает со следствием. «Я признал вину. Об этом следствию прекрасно известно. Я попросил у следствия банковские координаты лиц, которые были признаны потерпевшими, чтобы начать возмещать ущерб, после чего я получил ответ о том, что в процессе ознакомления с материалами уголовного дела имею доступ к персональным данным, в том числе телефонам, по которым я могу связаться с потерпевшими и урегулировать вопрос возмещения ущерба. Этим сейчас занимается мой адвокат. Он же предоставил часть выписок. Это два документа — расписка в получении денежных средств и подписание соглашений о том, что они не имеют претензий ко мне», — рассказал сооснователь Finiko.

Ущерб – 179 620 288 рублей 78 копеек: как скукожилось дело Finiko

Отметим, что судья исследовал предоставленные Губановым расписки от неких потерпевших, в которых фигурировали суммы от 37 тыс. до 152 тыс. рублей. По нашим данным, еще не было ни одной на сумму более 200 тыс. рублей. Как ранее писал «БИЗНЕС Online», в деле осталось всего 160 потерпевших и ущерб чуть более 179,5 млн рублей. Впрочем, на заседании Доронин не стал уточнять, скольким потерпевшим он к настоящему времени возместил ущерб, как и то, почему после двух лет в СИЗО решил изменить позицию и признать вину. Его адвокаты также отказались комментировать эту тему. Однако, по нашим данным, признательные показания Доронин дал на допросе 15 июня 2023 года, о котором сам же просил.

«Я ходатайствую о назначении мне меры пресечения в виде домашнего ареста. Во-первых, чтобы адвокат мог чаще приходить и согласовывать какие-то вещи по возмещению ущерба. Во-вторых, чтобы я мог реализовывать свои авторские права и вести деятельность, которая мне позволит частично, а потом и полностью погашать ущерб», — заключил Доронин.

Его адвокат Губанов добавил, что следователь «никаких реальных доказательств» суду не предоставил. По его мнению, на момент возбуждения уголовного дела были основания для ареста, а теперь они «отпали». «Мой доверитель от суда и следствия не скрывался, признал себя виновным. Мало того, что признал, изъявил желание добровольно погасить причиненный вред потерпевшей стороне», — отметил Губанов. По его словам, часть потерпевших уведомили о желании Доронина, кому-то уже перечислили деньги и взяли расписку. «Мы просим изменить меру пресечения на домашний арест», — добавил он.

«Готов инициировать возмещение ущерба»: как Кирилл Доронин просится на свободу

Еще один адвокат Доронина, Регина Шайхутдинова, лишь добавила, что ее доверитель —единственный кормилец в семье. «В настоящий момент возможностей как-либо повлиять на ход следствия у него не имеется. Ведем ознакомление в порядке статьи 217 УПК, никаких препятствий не создаем», — сказала она.

Самбуев (второй слева) указал суду, что его арестовали спустя 10 месяцев после задержания Доронина, но он никуда не пытался скрыться: «Я спокойно находился дома»Самбуев (второй слева) указал суду, что его арестовали спустя 10 месяцев после задержания Доронина, но он никуда не пытался скрыться: «Я спокойно находился дома»

«300 томов люди продают друг другу криптовалюту, а их за это не задерживают, а меня задержали»

Остальные обвиняемые также просили суд отпустить их под домашний арест. Например, Самбуев вспоминал, что был клиентом компании «Эскалат», через которую «закрыл свои кредитные вопросы». Он указал суду, что его арестовали спустя 10 месяцев после задержания Доронина, но он никуда не пытался скрыться «Я спокойно находился дома», — сказал Самбуев, добавив, что его в это время ни разу не допрашивали в Бурятии.

По его словам, уже после задержания к нему в ИВС пришел местный следователь. «Сказал, что надо подписать бумаги, что никуда не буду уезжать. Я говорю: „Куда я уеду, если я арестован?“ Он говорит: „У нас на вас ничего нет. Москва приехала, надо арестовать“», — пересказал Самбуев свою версию событий. Антонов на это лишь покачал головой и улыбнулся.

Затем обвиняемый рассказал, что уже изучил все тома уголовного дела, но так и не понял, в чем же заключается его преступление. «Как я могу продолжать заниматься преступной деятельностью, если даже не могу понять, какое преступление совершал?» — пожал плечами Самбуев.

Далее он утверждал, что с ним провели всего две очные ставки. На одной из них присутствовала женщина, которой он якобы продал криптовалюту. «Но этого не было. Я спросил ее: „Сколько раз мы с вами виделись, что вы принесли мне такую крупную сумму денег?“ Она сказала: „Я вас вижу второй раз. Первый раз видела, что вы людям рассказывали, как купили автомобиль через инвестиционную компанию“», — пересказывал Самбуев, добавив, что на эту женщину оказывали «психологическое воздействие». Антонов и на этот аргумент Самбуева лишь улыбнулся.

«Допустим, даже если был момент продажи криптовалюты. 300 томов люди продают друг другу криптовалюту, а их за это не задерживают, а меня задержали», — возмутился он. Также Самбуев подчеркнул, что его арестовали только на показаниях трех свидетелей, которые его «видели и знают». «Я не скрываю, я через эту инвестиционную компанию купил автомобиль. Он есть у меня в наличии», — отметил обвиняемый. Также он считает, что сам, по сути, может считаться потерпевшим, т. к. вложил в Finiko «огромную сумму денег, гораздо больше, чем у потерпевших сейчас». «Вложил и потерял деньги. 1,5 года сижу в тюрьме», — заключил Самбуев и добавил, что, как и отпущенные под домашний арест в конце августа Ильгиз Шакиров и Дина Ахметзянова, готов приходить и знакомиться с материалами уголовного дела.

Адвокат Нестеренко поддержал своего доверителя, указав, что мера пресечения «не отвечает интересам уголовного дела» и вообще уже является незаконной. «Домашний арест будет полностью отвечать интересам уголовного судопроизводства. А применение средств в виде электронного браслета полностью исключит возможность общения Самбуева с иными участниками процесса, ограничит свободу его передвижений. 1,5 года в столь суровых условиях изоляции от общества — это уже чрезмерно», — попросил адвокат.

В свою очередь, Галущенко тоже просил суд отпустить его домой. «Я лишь прошу о том, чтобы побыть со своей семьей, пока ведется следствие. У меня двое маленьких детей — 5 и 6 лет. Моя семья, как и я, очень страдает от такой разлуки. В этом году я так и не увидел, как моя дочь пошла в первый класс», — грустно сказал обвиняемый. Галущенко подчеркнул, что не совершал «никаких противоправных действий, тем более уголовно наказуемых». «Я законопослушный человек. Меня так воспитали родители, я благодарен им за это», — добавил он.

По словам Галущенко, обвинения в его адрес «голословны» и ничем не подкрепляются. «Я ознакомился с материалами дела. 298 томов. В них нет ни одного заявления от потерпевших, которые бы меня обвиняли в краже или еще в чем-то», — сказал он, добавив, что всего лишь троим продал криптовалюту, но один из них на очной ставке написал, что не имеет претензий. «Мне вменяют мордовскую группировку. Но я понятия не имею, при чем здесь мордовская группировка, при чем здесь я и те люди, которые меня не знают», — заявил Галущенко.

Что касается бизнеса в Португалии, о чем говорил Антонов, то обвиняемый считает, что следователи «не докопались до истины». «У меня было намерение купить там помещение, чтобы сдавать его в аренду. Я сделал предоплату порядка 10 процентов. Но прошло уже 1,5 года, я понимаю, что уже нет даже контактов, чтобы вернуть предоплату, не то что помещение, о чем я говорил на допросах», — пояснил он. Как и Самбуев, Галущенко признал, что пользовался услугами компании «Эскалат», поскольку «был закредитован по уши».

«Я в жизни не причинил никому ничего плохого. А те, кто меня знают, говорят только положительно в отношении меня. Я всегда помогал людям», — заверил суд обвиняемый. Он также рассказал, что является членом клуба ветеранов госбезопасности, помогал семьям и детям погибших, а в 2021 году ему вручили орден I степени адмирала Ушакова за финансирование строительства храма в Москве.

«Я сейчас не хвалюсь. Но, имея такие благодарности, стыдно будет бегать и скрываться от следствия, в первую очередь стыдно перед своей семьей, женой, детьми, родителями. Я по-другому воспитан и знаю человеческие ценности», — заявил Галущенко. Он подчеркнул, что никогда не занимался преступной деятельностью, а был обычным пользователем платформы Finiko.

Семыкин также подчеркнул, что у него было 10 месяцев, чтобы скрыться: «У меня желаний скрываться не возникало, я не видел в этом смысла»

Адвокат Виктория Шошина возмущалась, что первоначальное обвинение Галущенко состояло из одного предложения, но он был арестован и провел в СИЗО 8 месяцев. После этого обвинение «перепредъявили», но ситуация лучше не стала. «Вторая редакция является описанием событий общего характера. Такая форма изложения больше подходит для газетного жанра», — добавила адвокат. По ее мнению, суд не сможет объективно разобраться в ситуации, т. к. обвинение не соответствует критериям, а значит, «следствие, скорее всего, объявит о возобновлении предварительного следствия» и предъявит новую редакцию обвинения.

Наконец, Семыкин также подчеркнул, что у него было 10 месяцев, чтобы скрыться. «У меня желаний скрываться не возникало, я не видел в этом смысла», — заверил он. Также Семыкин напомнил судье, что двое фигурантов дела Finiko все-таки отпустили под домашний арест. «По версии следствия, они должны были уже сбежать, за границей сидеть, в Португалии или еще где-то. Но они приходят и ведут ознакомление», — указал Семыкин.

Адвокат Максимов утверждал, что в уголовном деле нет ни одного заявления от потерпевших, что Семыкин кого-то «завлек в пирамиду». Более того, он не является сотрудником Finiko: между ним и Дорониным был заключен договор об оказании услуг информационно-технической поддержки. «Это все равно что привлекать к уголовной ответственности сотрудника автосервиса, который проводил осмотр машины, а через год эта машина по вине водителя совершила ДТП», — указал Максимов.

Он напомнил суду, что Семыкина до ареста неоднократно допрашивали, но он все равно не пытался скрыться. «В моем понимании желание скрыться — это бронь отеля за рубежом, наличие недвижимости за рубежом, наличие поддельных паспортов, записей в пластических клиниках на изменение внешности. Ничего этого нет», — считает Максимов. Также в качестве аргумента в пользу домашнего ареста адвокат привел то, что семья Семыкина включена в программу ЭКО. «Проблема демографии в стране есть, и для ее решения требуется как минимум то, чтобы Семыкин находился не в местах лишения свободы, не в изоляторе», — указал Максимов.

Впрочем, судья Белицкий не внял доводам защиты и обвиняемым и оставил всех встречать Новый год в СИЗО.