Сергея Салихова (слева), учредителя и тогда еще директора ООО «БСЛ Инжиниринг», обвинили по двум статьям: ч. 4 ст. 160 УК РФ («Присвоение или растрата») и ч. 1 ст. 201 УК РФ («Злоупотребление полномочиями») Фото: Анастасия Гусева

Версия следствия: хищение денег из аванса в 1,2 миллиарда

Уголовное дело в отношении субподрядчика строительства одного из участков трассы М12 возбудили еще в апреле этого года. Сергея Салихова, учредителя и тогда еще директора ООО «БСЛ Инжиниринг», обвинили по двум статьям: ч. 4 ст. 160 УК РФ («Присвоение или растрата») и ч. 1 ст. 201 УК РФ («Злоупотребление полномочиями»). Есть в уголовном деле также статья о невыплате зарплаты (ч. 2 ст. 145.1 УК РФ), однако по ней обвинение Салихову не предъявлено.

В чем обвиняют строителя? По версии следственного комитета, еще в марте 2021 года генподрядчик стройки М12 (ООО «Строительная компания „Автодор“») заключил договор с «Волгадорстроем» (субподрядчик) на выполнение работ по строительству одного из участков нового платного автобана. Речь идет об этапе от северной границы села Большие Кайбицы до пересечения с дорогой Р241 — Казань – Буинск – Ульяновск. По договору в качестве одного из субподрядчиков привлекли «БСЛ Инжиниринг». В течение года, с апреля 2021-го по март 2022-го, на счета последнего в качестве аванса было перечислено 1,2 млрд рублей. Следствие полагает, что Салихов, действуя «вопреки требованиям законодательства и условиям договора», подготовил финансово-хозяйственные документы, по которым поставки товаров и выполнение работ были организованы по «завышенной стоимости с целью хищения бюджетных средств».

В фабуле уголовного дела сказано, что, как выяснило следствие, Салихов не обеспечил выполнение работ на сумму полученного от «Волгадорстроя» авансаВ фабуле уголовного дела сказано, что, как выяснило следствие, Салихов не обеспечил выполнение работ на сумму полученного от «Волгадорстроя» аванса Фото: «БИЗНЕС Online»

При этом, уверено следствие, Салихов «незаконно потратил целевые бюджетные средства», которые причитались на выплату зарплат рабочим (около 19 млн рублей) и в целом на работы по стройке (17,2 млн рублей). В СКР полагают, что эти деньги субподрядчик мог потратить на стройку и обустройство своего дома и квартиры. Таким образом, считает следствие, Салихов путем присвоения и растраты похитил бюджетные деньги в сумме 36,1 млн рублей.

Вслед за Миннихановым и Хуснуллиным: «БИЗНЕС Online» облетел стройку трассы М12 за полгода до сдачи

Но и это еще не все: в фабуле уголовного дела сказано, что, как выяснило следствие, Салихов не обеспечил выполнение работ на сумму полученного от «Волгадорстроя» аванса (в 1,2 млрд рублей). Более того, он якобы не предоставил отчеты на потраченную сумму аванса и не вернул неиспользованные из этой кубышки деньги. Также следствие выяснило, что Салихов использовал «авансовые» деньги, которые перечислялись для строительства трассы, в «финансово-хозяйственной деятельности» своей компании. В результате этих действий нарушены законные права и интересы «Волгадорстроя» и «Росавтодора», а также причинен вред интересам государства.

Что касается долга по зарплате перед рабочими, он, по версии следствия, составил 1,5 млн рублей — это задолженность за период с апреля 2022-го по апрель 2023 года. При этом следствие полагает, что Салихов не расплачивался с рабочими намеренно, хотя по факту имел возможность платить, но вместо этого расходовал деньги предприятия для оплаты хозрасходов.

Уголовное дело расследует 4-й «экономический» отдел по расследованию особо важных дел СУ СКР по РТ. Официально в ведомстве о возбуждении дела не сообщали.

По мнению Салихова, его заключение под домашний арест — это способ отстранить его от участия в спорах в арбитражных судахПо мнению Салихова, его заключение под домашний арест — это способ отстранить его от участия в спорах в арбитражных судах Фото: Анастасия Гусева

Под «домашку» за поездку в Москву

В конце сентября следователь взял с Салихова обязательство о явке. Однако уже спустя неделю обратился в суд с ходатайством об аресте фигуранта дела, мотивировав это тем, что Салихов нарушил меру процессуального принуждения — уехал в Москву без предупреждения. Приволжский суд со следствием согласился и отправил субподрядчика под домашний арест. Он это решение обжаловал.

Появился в суде Салихов в сопровождении своего адвоката Вячеслава Прокофьева. Ни первый, ни второй обстоятельства уголовного дела не комментируют: фигуранту в рамках домашнего ареста запрещено общение со СМИ, а защитник связан подпиской о неразглашении.

Впрочем, свою позицию Салихов озвучил во время судебного процесса. Его адвокат просил, по его мнению, «незаконное, необоснованное, немотивированное» решение Приволжского суда отменить вовсе. И указывал на недочеты: в частности, следователь утверждал, что Салихов отказался от сотрудничества, давил на свидетелей, пытался скрыть имущество — по словам адвоката, это ничем не подтверждено, а доводы следователя голословны.

По мнению Салихова, его заключение под домашний арест — это способ отстранить его от участия в спорах в арбитражных судах. «Я являюсь достаточно, скажем так, известным человеком в строительной среде Татарстана. Выполнял всегда объемы работ многомиллиардные в республике. А сегодня ситуация такая, что у меня многомиллиардные споры в арбитражных судах присутствуют, — объяснял он судье Аделю Галееву, добавляя, что судебные тяжбы длятся больше полутора лет. — Сейчас следователь отстранил меня от участия в этих арбитражах. То есть я не имею возможности принимать участие, отстаивать свои интересы».

По его словам, в уголовном деле три свидетеля, один из которых — его должник, с двумя другими у него идут споры в арбитраже, кроме того, на них обоих он написал заявление в правоохранительные органы. «Одни из свидетелей, на которых якобы я оказывал давление, должны мне очень большие суммы денег. Это мой должник. Это компания „Волгадорстрой“. Соответственно, они вот таким путем меня отстраняют от моих законных прав в защиту своих интересов», — рассказывал Салихов.

По словам Салихова, он и в Москву ездил как раз для того, чтобы дать пояснения по своему заявлению. «Ездил в ФСБ. Я написал туда заявление», — пояснял Салихов. Он также отметил, что свидетели расценивают эти заявления как давление на них и следователь с ними соглашается. Салихов также отверг доводы СКР о том, что отказался сотрудничать со следствием. «Я в течение полугода всегда по звонку являлся [к следователю], он мне никогда не выписывал повестки, — говорил Салихов, добавив, что и о его поездке в Москву следователь знал, и повестку для явки на следственные действия ему не дал. — А потом появляются какие-то обстоятельства, что я давление оказываю… Этого ничего не было. Я просто сужусь в арбитражных судах и, судя по всему, доставляю им какой-то дискомфорт. Потому что мой оппонент — это политизированная компания». Более того, добавил Салихов, он передал следователю по его просьбе свой телефон «в разблокированном виде», а второй телефон отдал в ФСБ. «Но следователь это (отказ передать второй телефон прим. ред.) воспринимает как отказ от сотрудничества», — возмущался Салихов.

По словам Салихова, он пять месяцев «строил объект за свой счет»: «Больше 200 миллионов собственных [денег вложил], кредит взял на 75 миллионов рублей» Фото: «БИЗНЕС Online»

Салихов утверждает, что не имел отношения к деньгам, а его историю обсуждают в федеральных телеграм-каналах

Вину в преступлениях Салихов не признал. «Отношения к бюджетным деньгам вообще никакого не имею. Я обычный коммерсант и спорю с таким же коммерсантом», — заявил он в суде.

Он указал, что домашним арестом ему буквально «завязали руки»: он не может ни биться в арбитражных судах, ни работать, ни содержать семью — жену и троих детей. «Перегибают палку. Потому что все дело тоже основано на показаниях этих свидетелей, которые являются моими должниками. Везде арбитражные споры ведутся», — напирал Салихов.

По его словам, он пять месяцев «строил объект за свой счет»: «Больше 200 миллионов собственных [денег вложил], кредит взял на 75 миллионов рублей». «Сейчас всех коммерсантов так подряд можно приводить, судить, [из-за того] что ты со своей собственной фирмы со своими собственными деньгами где-то что-то купил!» — возмутился обвиняемый.

Отметим, что после его ареста в федеральном телеграм-канале Mash появилась публикация, изобличающая Салихова. В частности, в ней сообщается, что Салихов якобы потратил похищенные 37 млн рублей «на собственное поместье и хобби»: мол, построил пирс, баню, зоопарк, купил пикап для охоты… Сам Салихов это отрицает: да, животных он держит, но вряд ли 20 куриц и двух белок можно назвать «зоопарком». А вместо пирса — всего лишь мостки для лодки, дом не достроен.

Защита Салихова заказала экспертизу. В выводах эксперты ООО «Институт строительно-технической экспертизы» указывают, что, судя по актам, стоимость фактически выполненных «БСЛ Инжиниринг» работ по договору была 1,2 млрд рублейЗащита Салихова заказала экспертизу. В выводах эксперты ООО «Институт строительно-технической экспертизы» указывают, что, судя по актам, стоимость фактически выполненных «БСЛ Инжинирингом» работ по договору была 1,2 млрд рублей Фото: Анастасия Гусева

Как идут арбитражные суды

По данным сервиса «Контур.Фокус», компания «БСЛ Инжиниринг» за последние три года была ответчиком по пяти десяткам исков на 3,3 млрд рублей, истцом — по 13 искам на 2,2 млрд рублей. Еще 7 арбитражных споров у компании в категории «другое» на 3,2 млрд рублей. 11 августа по иску Татсоцбанка из-за долга в 69,5 млн рублей компанию признали банкротом. С «Волгадорстроем» у «БСЛ Инжиниринга» спор ведется с мая прошлого года: первая компания просит взыскать со второй 1,8 млрд неосновательного обогащения, вторая — встречным иском — 1,6 млрд рублей долга по выполненным работам.

По данным сервиса «Контур.Фокус», фирма была создана в 2015-м, Салихов являлся ее единственным учредителем и директором (сейчас директор вместо него — конкурсный управляющий). По итогам прошлого года фирма показала выручку в 140 млн рублей и чистый убыток в 81 млн рублей. 2021-й компания также закончила не в лучшей форме (3 млн чистой прибыли), а вот ковидный 2020-й оказался для нее в этом плане удачным — чистая прибыль в 21 млн рублей при выручке почти в миллиард.

Компания засветилась еще в одной большой стройке — БКК. Об этом говорит, в частности, и признание заслуг минтрансом: так, приказом ведомства от августа 2020 года медалью «За строительство транспортных объектов» наградили производителя работ «БСЛ Инжиниринг» Сергея Майорова за вклад в строительство одного из этапов БКК.

В частности, «Волгадорстрой» попросил взыскать неотработанный аванс после расторжения договора подряда «на основании одностороннего отказа от его исполнения» в апреле 2022 года, сказано в материалах Арбитражного суда РТ. «БСЛ Инжиниринг», в свою очередь, просил признать отказ от исполнения договора недействительным и выплатить долг за все выполненные работы. В суде было установлено, что договор расторг в одностороннем порядке «Волгадорстрой» «в связи с неоднократным и грубым нарушением» подрядчиком его условий. Так, по акту о приемке выполненных работ, «БСЛ Инжиниринг», по сути, исполнил работы на 149 млн рублей, а размер неотработанного аванса составил 1,2 млрд рублей. «Судом, рассматривающим дело о банкротстве [„БСЛ Инжиниринга“], установлено, что доказательства исполнения должником своих обязательств в материалах дела отсутствуют», — сказано все в тех же материалах. Этот иск оставлен без рассмотрения, «банкротное» дело еще не завершено: туда «Волгадорстрой» заявился в реестр кредиторов.

Защита Салихова заказала экспертизу (материалы есть в распоряжении «БИЗНЕС Online»). В выводах эксперты ООО «Институт строительно-технической экспертизы» указывают, что, судя по актам, стоимость фактически выполненных «БСЛ Инжинирингом» работ по договору была 1,2 млрд рублей. Также эксперт пришел к выводу, что все работы соответствуют заказу (т. к. документы, «отражающие некачественно выполненные работы», отсутствуют). К тому же эксперт подсчитал, что стоимость стройматериалов, которые были завезены на строительную площадку и не использованы, — около 131 млн рублей.

«БИЗНЕС Online» еще в августе направлял в адрес «Волгадорстроя» вопросы по данной ситуации, связанной с Салиховым, однако ответа на них не поступило.