Одним из ярких событий начала этой осени в столице РТ стало появление в Казанском зооботсаду нового обитателя — 6-летнего слона Филимона Фото: Олег Спиридонов

Нежданный подарок из Вьетнама

В 1985 году Московский зоопарк получил необычный подарок из Вьетнама — 7 молодых индийских слонов. Однако их путешествие к новому дому оказалось непростым и полным испытаний.

История началась в тот год, когда страна из Юго-Восточной Азии решила подарить братской социалистической Кубе 7 молодых слонов. Животным была сделана прививка от ящура, но при приближении к берегам Карибского моря выяснилось, что на Кубе такого заболевания никогда не было, поэтому подарок был отвергнут. Слонам пришлось провести почти полгода в плавании, и их здоровье стало вызывать опасения. Однако Советский Союз решил принять слонов, предложив им новый дом в Московском зоопарке. После очередного долгого плавания через океан груз прибыл сначала в Ленинград, где выяснилось, что великаны саванны сильно истощены, причем одна из самок так и не смогла встать на ноги. Однако, несмотря на холодную зиму и трудности в дороге из Ленинграда в Москву, остальным слонам все же удалось добраться до нового пристанища. Всех, кроме той несчастной самки, выходили. Позднее две слонихи были отправлены в Берлинский зоопарк.

В 1995 году самка по имени Пипита, одна из тех самых путешественниц, стала мамой четвертого слоненка в истории Московского зоопарка — маленького самца. Когда слоненок вырос и стал самостоятельным, его отправили в Ереван. 22 апреля 2009 года у Пипиты и Памира родилась Киприда — пятый слоненок, который появился в зоопарке. У слонов традиционно бывает не так много потомства. Длительная беременность, продолжительное молочное вскармливание — все это делает возможным рождение не более 5–6 слонят за всю жизнь самки. В мае 2017 года у Пипиты родился третий малыш, Филимон. Девочка Киприда осталась в Москве, а мальчик Филимон — главный герой сегодняшнего рассказа — теперь живет в Казанском зооботсаду.

Вольер, по сути, можно сравнить с трехкомнатной квартирой — слон может гулять во внутреннем (зимнем) вольере, во внутреннем стойле, где он может отдохнуть от глаз посетителей, а также в уличном вольереВольер, по сути, можно сравнить с трехкомнатной квартирой — слон может гулять во внутреннем (зимнем) вольере, во внутреннем стойле, где он может отдохнуть от глаз посетителей, а также в уличном вольере Фото: Олег Спиридонов

«Трехкомнатная квартира» для москвича

Изначально в Казань хотели привезти африканского слона. Однако, как объясняет директор зооботсада Сергей Павлов, этому не суждено было произойти по независящим от них причинам: с 2018 года в Африке распространился ящур, и Россельхознадзор просто не дал разрешение на ввоз животных из ЮАР. Везти же слона из Европы не менее затруднительно: в современной обстановке много проблем с логистикой, из-за чего транспортировка такого крупного животного представляется почти невозможной.

Было принято альтернативное решение — взять слона из российского зоопарка. Сам отбор, как рассказывает директор Казанского зооботсада, не был особо интригующим, работники Московского зоопарка просто приехали в Казань, чтобы осмотреть слоновник, отстроенный на новой территории зооботсада «Африка. Река Замбези», и сами предложили кандидата. Филимон подрастал, приближалось его «совершеннолетие», когда слоны-самцы отделяются от своих семей и начинают самостоятельную жизнь, и «юноше» москвичи как раз подыскивали новый дом.

Слоновник им очень понравился, они даже признались, что немного завидуют условиям для проживания слона в Казанском зооботсаду: вольер, по сути, можно сравнить с трехкомнатной квартирой — слон может гулять во внутреннем (зимнем) вольере, во внутреннем стойле, где он может отдохнуть от глаз посетителей, а также в уличном вольере. Помимо этого, в распоряжении Филимона три водоема: уличный, внутренний, а также ров, к которому он может спуститься.

«Он вам встанет на ногу — ее не раздавит, потому что она у них мягкая как подушка. Когда они долго находятся на бетоне, у них происходит деформация стоп, вот у нашей прошлой слонихи были проблемы с этим, так и не зажило», — пояснил замдиректора по зооветчасти Александр Малев Фото: Олег Спиридонов

Москвичи обратили особое внимание на то, что в казанский слоновник завезли много песка, а для слонов это очень важно: принимая песчаные ванны, они тем самым создают защитный слой на своей чувствительной коже, который охлаждает ее и предостерегает от пагубного влияния окружающей среды. Кроме того, песок комфортен для слонов и тем, что подошвы стоп у них очень мягкие и нежные: «Он вам встанет на ногу — ее не раздавит, потому что она у них мягкая как подушка. Когда они долго находятся на бетоне, у них происходит деформация стоп, вот у нашей прошлой слонихи были проблемы с этим, так и не зажило», — пояснил замдиректора по зооветчасти Александр Малев, который работает в Казанском зооботсаду уже более 40 лет. Он отметил, что такие условия для слона действительно важны, и особенно обилие песка, что, в принципе, является изюминкой казанского слоновника и отличает его в ряду других в стране.

«Москва нам точно отдала Филимона с легким сердцем», — резюмирует историю о впечатлениях московских коллег Ольга Латфуллина, первый заместитель директора зооботсада.

«Москва нам точно отдала Филимона с легким сердцем», — резюмирует историю о впечатлениях московских коллег Ольга Латфуллина«Москва нам точно отдала Филимона с легким сердцем», — резюмирует историю о впечатлениях московских коллег Ольга Латфуллина Фото: Олег Спиридонов

Операция «Слон»

Однако с момента договоренностей с Москвой до, собственно, переезда Филимона в Казань прошло немало времени. Со стороны это может вызвать непонимание. В социальных сетях зооботсада нередко казанцы выражали свое недовольство и нетерпение, мол, уже два года обещают привезти слона и все никак. В обыкновенном понимании транспортировка слона из Москвы в Казань — это максимум пару дней, но никак не два года: посадили в клетку — доехали… Однако не учитывается важный момент, который работники Московского и Казанского зоопарков поставили во главу угла всего процесса, — самочувствие самого слона во время переезда.

Так, директор Казанского зооботсада поясняет: «Процедура эта небыстрая, потому что все должно произойти для слона с минимальным стрессом. Мы никаких ему лекарств не вкалывали для усмирения. Для него (Филимона прим. ред.) все должно было пройти максимально естественно, без излишнего принуждения и добровольно».

Слон Филимон Фото: Олег Спиридонов

«Слоновья эпопея» началась сразу же после подписания договора о передаче животного. В Казанском зооботсаду тут же началось строительство клетки для Филимона, соответствующей всем параметрам и особенностям слоненка.

Пока в Казани строилась клетка, в Москве ежедневно проводились мероприятия, чтобы приучить слона выходить из вольера через внутренний коридор на улицу. Рядом с выходом проводился тренинг: работница Московского зоопарка ровно в два часа дня каждый день ждала Филимона у выхода с угощениями. Слон приходил, ел и тем самым постепенно привыкал доходить до ворот. К моменту, как он этому окончательно научился, в Казани достроили клетку и отправили ее в Московский зоопарк. После этого начался второй этап обучения Филимона: слона приучали заходить в клетку сначала одной ногой, а затем — другой. Весь этот процесс занял около года до отправки его в Казанский зооботсад. Москвичи тщательно продумывали процедуру передачи слона, отрабатывая момент за моментом: каждый знал свою роль, оттачивалось все вплоть до телодвижений работников зоопарка.

«Вышел на территорию и… побежал. Было видно, что в вольере ему все понравилось», — вспоминает директор Павлов«Вышел на территорию и… побежал. Было видно, что в вольере ему все понравилось», — вспоминает директор Павлов Фото: Олег Спиридонов

Заранее предусмотрено было и то, как отслеживать состояние слоненка во время дороги в Казань. Внутри самой клетки была установлена камера, и за состоянием Филимона следили онлайн на протяжении всего пути. По дороге делали несколько остановок: проверяли температуру внутри клетки, давали питье и угощения. Таким образом и добрались до места назначения. «А то думают: сел на слона, стеганул и поехал до Казани», — шутя замечает директор Казанского зооботсада.

В общей сложности вся подготовка заняла 1,5 года. По прибытии на место также все было продумано: установили клетку в проходе к вольеру, открыли ее, и слон мог провести в ней сколько угодно времени, и вовсе не выходя из нее весь день. Однако вольер стал постепенно привлекать внимание слоненка: он начал прикасаться хоботом к новой территории, перед ним также была выстроена «тропинка» из морковок и печенек, и в течение получаса Филимон вышел из клетки: «Вышел на территорию и… побежал. Было видно, что в вольере ему все понравилось», — вспоминает директор Павлов.

Как вспоминают работники зооботсада, в первые дни Филимон, конечно, немного хулиганил Фото: Олег Спиридонов

Ни дождь, ни солнце нипочем

Как вспоминают работники зооботсада, в первые дни Филимон, конечно, немного хулиганил. Один электропастух (проволочное ограждение под напряжениемприм. ред.) его немного побеспокоил, он сначала ушел из этого места, а потом, дня через два, вернулся и отомстил — выдрал его и унес. И это было ожидаемо, ведь тогда у слоненка только начинался период адаптации. Посетители также жаловались, что слона не всегда видно, а поскольку в его расположении целых три вольера (крытый зимний, крытое стойло, в которое посетителям вход запрещен, и открытый), слоненок пользовался возможностью отдохнуть от глаз любопытных гостей.

Он постоянно ходил вокруг, чтобы освоить новую территорию. Если слона закрыть в одном месте, не факт, что он вообще потом пойдет в другой вольер: «Слоны очень умные животные. Он бы запомнил, обиделся на веки вечные и не ходил бы больше туда. Он заходил внутрь поспать, полежать и таким образом освоить новую территорию. Важно для слона в его первые дни пребывания, чтобы для него не было закрытых дверей. Поэтому так и могло выглядеть, будто он прятался от взглядов посетителей», — объясняет замдиректора Латфуллина.

Поскольку в расположении Филимона целых три вольера (крытый зимний, крытое стойло, в которое посетителям вход запрещен, и открытый), слоненок пользовался возможностью отдохнуть от глаз любопытных гостей.Поскольку в расположении Филимона целых три вольера (крытый зимний, крытое стойло, в которое посетителям вход запрещен, и открытый), слоненок пользовался возможностью отдохнуть от глаз любопытных гостей Фото: Олег Спиридонов

Сейчас внутренний вольер закрыт, у Филимона в распоряжении есть просторная улица и стойло. Когда начнутся сильные похолодания, необходимо будет закрыть и внешний вольер, чтобы слоненок находился в тепле. Уличный вольер все еще открыт, и пока Филимон имеет свободный доступ на обе территории.

Как оказалось, слоны в принципе могут переносить температуру до минус 5. Так, в Московском зоопарке Филимон гулял даже в снег. «Они, вообще-то, любят снег, купаются в нем. Они любят все — и песок, и воду. Мы насыпали ему большую глиняную горку, и посетители пишут в комментариях, что мы даже не удосужились разравнивать землю для слона. Но это делается специально. Ее можно поливать водой, и он с удовольствием валяется в этой кучке, принимая глиняные ванны, — поясняет Малев. — Ему даже это интересно, он кладет живот на эту горку, и его ноги висят в воздухе, он ими дрыгает. В природе ведь никто не равняет ничего… Они в дикой природе миллионы лет жили, эволюция шла, и там тоже и снег, и холод бывает. Любой вид, если бы был очень капризным, просто исчез бы, поэтому они адаптируются. Мы с вами умываемся, и слон так же: в снег окунется, тоже сразу взбадривается, настроение у него появляется. Надо, чтобы контраст был: и тепло, и холод. А если вы создаете тепличные условия, животное начинает болеть. Тоже как человек, иногда нужно переболеть, чтобы потом лучше себя чувствовать».

Но и вовсе неприхотливыми животными слонов считать нельзя, только характер они проявляют не столько в вопросах комфорта, сколько, как ни удивительно, во взаимодействии с людьми. «Слоны все запоминают, особенно людей. Если их кто обидел, они на всю жизнь запомнят», — напоминает Александр Васильевич.

«Слоны все запоминают, особенно людей. Если их кто обидел, они на всю жизнь запомнят» Фото: Frank Hammerschmidt/dpa / www.globallookpress.com

«Порядка 400 тысяч рублей «съедает» в месяц»

А общения, судя по рассказам работников зооботсада, слону хватает: даже мартышки, живущие напротив Филимона, когда в первый раз увидели его, стали издавать такие звуки, которые сотрудники никогда до этого не слышали.

Основное общение с людьми у слона происходит во время кормежки, почему, собственно, его и кормят 4 раза в день. Нельзя один раз дать ему дневную порцию и забыть: «Слон — животное очень общительное, если уделять ему недостаточно внимания, он начнет возмущаться и ломать что-то, ему нужен контакт, как нам с вами». Обычный рацион слона составляют овощи, фрукты и сено. Сам Филимон очень любит арбузы, тыквы, отруби в шариках. Воду слоны почти не пьют, а добывают ее обычно из листьев. Работниками зооботсада было найдено решение: с конца лета они собирают ветки ивы и помещают их в специальные морозильные камеры. Зимой их достают, размораживают, и вот у слона круглый год в доступе свежие листья. Еще, как рассказывает Латфуллина, Филимон жует ивовые колышки, что способствует хорошему развитию челюстного аппарата и пищеварения животного.

Статистически только в день Филимон съедает 2 кг комбикорма, 10 кг дынь, 10 кг арбузов, 10 кг тыквы, 1 кг бананов, 1 кг груш, 1 кг яблок, 20 кг моркови, 7 кг свеклы, 40 кг соломы, и этот список можно продолжать. «Порядка 400 тысяч рублей „съедает“ в месяц. И это он еще маленький. Круто, конечно», — комментирует директор зооботсада.

Обычный рацион слона составляют овощи, фрукты и сеноОбычный рацион слона составляют овощи, фрукты и сено Фото: Frank Hammerschmidt/dpa / www.globallookpress.com

Возвращаясь к тому, как слон общается с людьми, нужно уточнить, что это общение у него происходит, конечно, именно с его киперами — работниками зоопарка, ответственными за кормление и ежедневный уход за животными. У них всегда в кармане есть кусочки сахара или печенье без добавок в качестве угощения за заслуги Филимона во время тренировок: «„Ногу дай, плечо дай“, — для осмотра врачами их тренируют, чтобы рот открыли, зубы показали, к уколам приучают: за вкусняшку имитируют, что делают укол, без иглы, естественно, чтобы он не боялся. Лапу дал — осмотрели — печенька. У него, как и у нас, ногти растут, все надо обрабатывать, педикюр, маникюр — все делается специальными машинками, которые тоже очень дороги», — продолжает Малев.

Первое время киперы и Филимон внимательно изучали друг друга, но теперь у них выстроились доверительные отношения. Большую роль в этом процессе сыграл тот факт, что заведующий слоновником Адель Ганибаев ездил с сотрудниками отдела в Москву к Филимону. Там проводились определенные манипуляции и тренинги со слоном. Когда же специалисты из Московского зоопарка приехали в Казань, чтобы помочь с процессом адаптации, они увидели такую картину: Филимон уже на следующий день после своего приезда принял у Ганибаева из рук еду, это означает, что слон его признал. Уже на следующий день московские специалисты со спокойной душой уехали домой.

В то же время нельзя забывать, что слон очень опасное животное, напоминают работники Казанского зооботсада. Человек, который работает со слоном, должен видеть спиной, постоянно контролировать то, что происходит в 3 м вокруг него. Хобот у слона длинный: если он затянет, то как минимум все чревато серьезными травмами. При этом нужно понимать, что у слона нет цели навредить человеку. Как было отмечено, слоны, по сути своей, очень общительны и дружелюбны, а потому несчастный случай может произойти просто потому, что животное захотело поиграть.

На фото тот самый 13-летний мальчик, теперь профессор ветеринарии Гаранин Валериан Иванович возле скелета черного носорога в анатомическом музее Казанской ветеринарной академии Фото предоставлено Александром Малевым

В этом плане примечательно то, что раньше в зоопарках была возможность какого-то непосредственного взаимодействия с животным: можно было покормить, погладить. Теперь же формат совсем другой, но у многих посетителей осталось такое восприятие зоопарков: раз билет куплен, с животным обязательно нужно близко контактировать, хотя бы увидеть его вблизи. Как рассказывают работники зооботсада, такое отношение чревато печальными последствиями. Чего только стоит известная история с мальчиком и носорогом, когда еще работал только старый зооботсад: 13-летний подросток решил подержать самку черного носорога за рог. В одно мгновение указательный палец на правой руке был прижат к металлической арматуре решетки. Мальчика спасла быстрая реакция от получения серьезной травмы. Также у многих киперов шимпанзе отсутствуют фаланги пальцев. Со слоном, конечно, еще опаснее: чтобы подолгу работать с таким животным, нужна очень хорошая подготовка и предельная осторожность.

На частый вопрос казанцев о том, не одиноко ли Филимону в таком большом вольере, в руководстве зооботсада ответили так: «Люди жалуются, что ему нужна пара, но сейчас у слона как раз переходный период отделения от группы, когда он привыкает к самостоятельностиНа частый вопрос казанцев о том, не одиноко ли Филимону в таком большом вольере, в руководстве зооботсада ответили так: «Люди жалуются, что ему нужна пара, но сейчас у слона как раз переходный период отделения от группы, когда он привыкает к самостоятельности» Фото: Олег Спиридонов

«Это ведь не цирк»

В целом на посетителей Филимон никак специфически не реагировал, вспоминают работники зооботсада: «Слон, который ходит сам по себе». В этом, конечно, есть свои плюсы и минусы. Вблизи слоненка увидеть не получится, в основном он гуляет вдали от прозрачных стен вольера, однако и исключить, что он вдруг захочет подойти к изгороди вплотную, тоже нельзя. У многих посетителей зооботсада опять же зачастую создаются ложные ожидания: купил билет — значит, должен увидеть долгожданного слона. Сотрудники Казанского зооботсада стараются донести до гостей, что животное не обязано позировать, оно вольно гулять по вольерам так, как хочет: «Не значит, что он должен на задних лапках сидеть и отрабатывать свой рабочий день, это ведь не цирк».

Когда слон находится во внутреннем стойле, он недоступен для глаз посетителей. Когда так происходит, значит, что слон некоторое время нуждается в отдыхе от посторонних глаз. В таком случае сотрудники «Африки. Реки Замбези» просят об одном — понять и простить: слон отдохнет и снова выйдет резвиться на радость всем посетителям.

На частый вопрос казанцев о том, не одиноко ли Филимону в таком большом вольере, в руководстве зооботсада ответили так: «Люди жалуются, что ему нужна пара, но сейчас у слона как раз переходный период отделения от группы, когда он привыкает к самостоятельности. Это самки живут группами, а самцы обычно уходят, возвращаясь только на период спаривания».

В целом слоненок ведет себя достаточно активно, хотя период адаптации еще до конца не завершен. В первые дни он забавно проявлял любопытство: его внутренний вольер работники зооботсада разукрасили в 3D, и Филимон, когда ходил по вольеру, «пытался сорвать траву, камни нарисованные изучал, удивлялся, почему не получается», вспоминает с улыбкой замдиректора Малев.

Филимон еще вырастет как минимум в 2 раза, сейчас ростом он 2,5 м, а в зрелом возрасте он вымахает до 4 с лишним метров. У него очень крупный отец, и сотрудники зооботсада не сомневаются: «Гены такие, что он будет не меньше, чем африканский слон». В общем, у него есть все шансы стать звездой города. Причем, оказывается, в России в зоопарках и цирках сейчас в целом обитают всего 23 слона. В Казани же других слонов, кроме Филимона, вовсе нет.

Первая слониха в Казани — Вента Фото предоставлено Александром Малевым

История Венты

А когда-то здесь была Вента. 1977 год ознаменовался переездом слонихи в новый благоустроенный слоновник. Однако уже в апреле Венте пришлось потесниться: в одну из комнат заселился бегемот по кличке Карлсон. Бегемоты известны своей способностью кружить хвостом, как пропеллером. В Казань слониха была доставлена специальным вагоном, и позже это событие было увековечено в виде гипсовой скульптуры в ее честь, которую установили на исторической территории Казанского зооботсада.

Путь Венты до ее нового дома в Казани заслуживает отдельного внимания. Слониху не могли погрузить ни на одну машину, и на новое место жительства от железнодорожного вокзала она дошла пешком сама. Тогда у нее уже болели ноги, а в результате такого моциона она их и вовсе стерла, что позже привело к неизлечимой болезни. К тому же, для того чтобы слониха была послушной во время своего тяжелого пути, ее поили красным вином, которое наливали из бутылок в ведро. Таким образом в течение пешей прогулки ей споили целых два ящика.

В дальнейшем слониху также ежемесячно поили красным вином для «разгонки» застоявшейся крови, поскольку у нее не имелось возможности соблюдать активный образ жизни в условиях старого зоопарка. К тому же ей скармливали дрожжи, богатые витаминами группы В, где также присутствовал этиловый спирт, для профилактики кожных заболеваний. В результате Вента пристрастилась к алкоголю и могла выпить бутылку водки за два подхода. Как рассказывает Малев, сотрудник зооботсада, смотритель Венты Павел Голунов (дядя Паша) выигрывал пол-литра у подвыпивших посетителей, демонстрируя умение Венты пить спиртное. Когда Михаил Горбачев ввел сухой закон, слонихе было тяжело адаптироваться к новым условиям и она часто бунтовала: била хоботом по металлическим листам, приваренным на запасный служебный проход.

При этом, вспоминает Малев, Вента была очень контактной, с ней спокойно можно было работать, общаться, «совсем другой слон»При этом, вспоминает Малев, Вента была очень контактной, с ней спокойно можно было работать, общаться, «совсем другой слон» Фото предоставлено Александром Малевым

При этом, вспоминает Малев, Вента была очень контактной, с ней спокойно можно было работать, общаться, «совсем другой слон».

С первой казанской слонихой связано несколько удивительных историй, которыми поделился Малев. Одна из них — о плаще посетителя зоопарка и дяде Паше. Посетитель пришел в зоопарк и стал издеваться над слонихой: «Как детей обманывают: дают завернутый фантик без конфеты. Так же и он стал дразнить Венту. Раз дает ей: она взяла — нет ничего. Он смеется, потом заворачивает — и опять. Дядя Паша подошел, говорит: „Зачем над животным издеваетесь, зачем обманываете?“ А тот мужик: „Купил билет, что хочу, то и делаю“. И снова давай ее „кормить“ фантиками. Третий фантик ей заворачивает, а у него на руке висел болоньевый плащ, модный в то время, японский. Она третий раз берет, но уже не фантик, а плащ, раз — и в рот, съела. Посетитель начал ругаться на дядю Пашу: а тот говорит ему, что предупреждал. Ну вот он (посетитель прим. ред.) бегал-бегал вокруг, а плащ же изо рта у нее не выдернешь. На следующий день дядя Паша пришел. Видит — кучка, а пищеварение у слона такое, что не все переваривается. Ну и плащ вышел. Он достал плащ и продал его, угостил потом себя и Венту».

В 1993-м Вента умерла на 43-м году жизни. После вскрытия выяснилось, что виной всему стала инфекция в ногах, которая спустя время дала осложнение на сердце. Также, судя по состоянию зубов, слониха страдала от кариеса.

В 1993-м Вента умерла на 43-м году жизни Фото предоставлено Александром Малевым

Почему в Казани не было слона почти 30 лет?

Т. к. слоны все-таки экзотика, руководством зооботсада было принято решение отдать часть слона в анатомический музей Ветеринарной академии, часть — в музей Казанского университета. Последний попросил голову для черепа.

С этим экспонатом связаны события, напоминающие скорее байки, нежели реальную историю. Тогда в условиях университета мацерировать, т. е. отделять мягкие ткани от костей (опарыши съедают мясо, остаются одни кости), у такого крупного экспоната не было возможности, и его решили отвезти на биостанцию в Макаровку.

В 10 часов вечера в районе Столбища сотрудник Госавтоинспекции остановил машину, которую предоставила Академия наук для транспортировки экспоната. Он заинтересовался содержимым кузова, на что водитель ответил: «Слониной могу поделиться, это деликатес у африканцев». Гаишник, думая, что его дразнят, заглянул в кузов, но из-за темноты и покрывала не мог определить, что на самом деле там находится. Водитель решил продемонстрировать содержимое и откинул край покрывала, подставив руку милиционеру. Когда тот прикоснулся к холодной поверхности хобота, отдернул ее и растерянно спросил: «Откуда слон?» Водитель ответил, что слон от зоопарка, но это звучало не слишком убедительно, учитывая редкость такого случая. Только после предъявления накладной из зоопарка и объяснения, что голову слона везут на биостанцию, сотрудник Госавтоинспекции разрешил им продолжить путь.

Подобная история произошла и в этот раз с Филимоном под Нижним Новгородом. В ночное время сотрудники ДПС остановили машину. Директор вышел и попросил не задерживать, т. к. случай все-таки особый: «Слона везем». «Те: „Какого слона?! Живого?!“ Напарнику: „Они слона везут!!! Иди сюда быстрее!!!“ Фонариком светят, так удивились. Документы проверили и быстро отпустили после этого», — вспоминает директор зооботсада Павлов.

Фото черепа слона после мацерации в р. Меше, рядом для сравнения лайкаФото черепа слона после мацерации в реке Меше, рядом для сравнения лайка Фото М.А. Горшкова

Возвращаемся к Венте. Для мацерации головы слона идеальным местом была река Меша, в проливе у острова которой они ее и утопили. Голова пролежала там 1,5 месяца, и за это время окрестные воды обогатились биопланктоном. Осенью голову перевезли на биостанцию в Макаровку и оставили возле забора.

В морозный день сотрудники университета везли разрубленную тушу добытого лося около рыболовного участка. Они остановились, чтобы поздороваться с рыбаками, и те спросили их об охоте. Евгений Прохоров, бывший хранитель зоологического музея КГУ, начал рассказывать им о своем приключении: «Мы видели слона и вот со своими коллегами везем тушу лося». Один из рыбаков ему не поверил, и Прохоров предложил на спор за литр водки показать голову слона: если он проиграет, то поставит 2 литра. Все участвовавшие поехали на четырех «Буранах» к стационару. Прохоров не торопясь открыл засыпанную снегом голову слона лопатой. Один из рыбаков, указывая на магазин, сказал, дескать, если водки не хватит, они могут поспорить на бегемота. После этого случая никто из местных не решался спорить с Прохоровым.

Так почему же в Казани после Венты так долго не было слона? «Условий не существовало. Старый слоновник не соответствует новым требованиям, там отсутствует канализация, — объясняет Малев. — Каждый год требования меняются, какие-то новшества: площадь увеличивается… Когда новое животное приобретаем, сейчас запрашивают очень строгие условия. Раньше: купил — посадил, умер — другого купили».

Вообще, припомнив то, в каком состоянии был наш зоооботсад менее чем 30 лет назад, невольно поражаешься. Современным посетителям новой территории «Африка. Река Замбези» такая картина может показаться чуть ли не фантастической, настолько кардинально все поменялось: от формата взаимодействия с животными до, естественно, условий их проживания и обеспечения всем необходимым для комфортной естественной жизни.

Вместе с тем и сотрудники зооботсада надеются, что с такими внутренними преобразованиями изменилось и отношение гостей как к самим животным, так и к труду ухаживающих за ними сотрудников. «Есть стереотип у людей до сих пор, к зоопаркам часто бывает отношение отрицательное, и мы работаем так, чтобы перевернуть это восприятие, — говорит Малев. — Впервые в этом году за всю историю моей работы в Казанском зооботсаду мне сказали спасибо. На мне была одежда сотрудника зооботсада, женщина подходит и говорит: „Спасибо вам, такой хороший зоопарк“. Раньше, на старой территории когда работал, только упреки слышал. Теперь все иначе».

Больше о жизни обитателей «Реки Замбези» можно узнать из телеграм-канала Казанского зооботсада.