Утесненные колена Израилевые

Тебя за годом год, за веком век

Обманывал раввин и мучил бек.

В цепях, оковах дни твои текли,

А жизнь, а свет сверкали там — вдали.

Миши Бахшиев (1910–1972)

Искандер Измайлов: «Едва осела пыль от событий в аэропорту Махачкалы, как все принялись наперебой отмечать, что никакого антисемитизма в Дагестане нет и быть не может» Фото: «БИЗНЕС Online»

Таты — это субэтническая общность в Дагестане и Азербайджане

Едва осела пыль от событий в аэропорту Махачкалы, как все принялись наперебой отмечать, что никакого антисемитизма в Дагестане нет и быть не может. Ведь именно здесь испокон века жили и живут таты — горские евреи. Это, дескать, является ответом тем, кто пытается разыгрывать политическую карту и обвинять народ Страны Гор в пещерном национализме. Все так, но всегда есть и довольно большое «но». Например, число их в Дагестане постоянно сокращается. По последним оценкам, там остались около 400 семей, а из общей численности (оценочной) в 250 тыс. человек больше половины живет в Израиле, не менее 10 тыс. — в Москве. Это свидетельствует о том, что не все так благополучно, как хочется представлять.

Не все хорошо и в понимании, кто такие горские евреи и как они связаны с татами. Ответ довольно прост — это разные этносы, а сейчас и определенно разные нации. Но о нациях поговорим далее, а сейчас отметим основные факты.

Таты — это субэтническая общность в Дагестане и Азербайджане, тогда как основная часть этого народа проживает в Иране и является близкородственной персам. Это видно по численности татов — около 300 тыс. в Иране и около 13 тыс. в Дагестане. На самом деле меньше, поскольку в их число часто включаются и горные евреи. Сам их этноним «тат» явно тюркского происхождения и обозначает оседлое ираноязычное население. Таты проживают в предгорной части Дагестана и в настоящее время сильно смешаны с азербайджанцами. Это неслучайно — те и другие в основном исповедуют ислам шиитского масхаба (толка). В быту они частично говорят на азербайджанском языке, но частично сохраняют татский язык, являющийся диалектом северо-западной иранской группы индоевропейских языков. По культуре и быту они фактически ничем не отличаются от окружающих народов — азербайджанцев, лезгин и дагестанских народов с некоторыми отличиями в том, что они земледельцы, выращивающие пшеницу и кукурузу, а также занимались садоводством и некоторыми ремеслами.

Происхождение их, очевидно, связано с активной экспансией Сасанидского Ирана в Закавказье и Прикаспийскую область в V–VI веках. В условиях противостояния Византии и ее союзнику, Армении, Ирану нужен был выход на Северный Кавказ для установления контроля над караванными путями через перевалы Кавказского хребта. Впрочем, этих целей персы не достигли, но создали укрепленный город, дав начало современному Дербенту. Поздние арабские источники, передававшие какие-то ранние предания, связывали основание города с деятельностью шахиншаха Ануширвана (531–579). Собственно, таты — это общины, переселенные сюда в качестве создания лояльного населения для поддержки военного гарнизона крепости. Т. е. ни генетически, ни этнически и тем более ни в религиозном плане таты не связаны с горскими евреями.

В принципе, этнографически горские евреи не отличаются от других народов Дагестана, ни устройством поселений, ни системой земледелия, ни одеждой. Единственное и кардинальное отличие — это религия«В принципе, этнографически горские евреи не отличаются от других народов Дагестана ни устройством поселений, ни системой земледелия, ни одеждой. Единственное и кардинальное отличие — это религия» Фото: Общественное достояние, commons.wikimedia.org

Горские евреи — сложное этническое образование с разными наслоениями и традициями

Горские евреи, в свою очередь, гораздо более сложное этническое образование с разными наслоениями и традициями. Самоназвание народа — «джугьур», «джуургьо» — берет корни из иврита: «йегудим», т. е. «иудеи», возможно, искаженное воздействием иранского языка. Точно так же соседи именуют их «джувут», «джуфут» — азербайджанцы, кумыки, даргинцы, «ччувуд» — лезгины.

Только 2% горских евреев живет в селах Приморского Дагестана, а остальные — в городах. Этнографически они делятся на четыре локальные группы: кайтоги (Кайтагский район Дагестана), дарбанди (Дербентский район Дагестана), губой (Северный Азербайджан), ширвони (Центральный Азербайджан, включая евреев города Огуз, бывший Варташен). В середине XIX века горские евреи начинают расселяться за пределами первоначальных поселений, в русских крепостях и административных центрах, занимаясь ремеслами и торговлей в Темир-Хан-Шуре (ныне Буйнакск), Петровск-Порту (ныне Махачкала), Андирейе (ныне Эндирей), Хасавюрте, Грозном, Моздоке, Нальчике и др.

Горские евреи говорят на диалектах северокавказского (или еврейско-татского) языка. В качестве священного языка распространен иврит, а современные городские жители говорят также на русском и азербайджанском языках. Один из первых исследователей этого языка, В.Ф. Миллер, предлагал разделять их на два наречия — мусульманско-татское и еврейско-татское. Именно из-за того, что горские евреи говорят на иранском языке (конкретно — на татском), их иногда путают, считая одним народом.

Интересно, что антропологический тип горских евреев носит смешанный переднеазиатско-кавказский характер, тогда как некоторые другие параметры показывают их изолированное положение, например дерматоглифика (наука о кожном рельефе на ладонях и подошвах). Анализ ДНК показывает незначительное совпадение с другими гаплогруппами, присущими еврейскому населению Ближнего Востока и Европы, и значительное — с окружающими кавказскими народами.

В принципе, этнографически горские евреи не отличаются от других народов Дагестана ни устройством поселений, ни системой земледелия, ни одеждой. Единственное и кардинальное отличие — это религия. О сути религиозной системы трудно судить, поскольку она была закрыта для иноверцев и суть ее трансформации понять сложно, но не исключено, что на раннем этапе иудаизм у горских евреев сохранял многие черты персидско-еврейского происхождения и они придерживаются некоторых обычаев мизрахи, терпимы к суевериям и заимствованиям. Традиции горских евреев пронизаны учениями каббалы и еврейского мистицизма. Горские евреи также разработали и сохранили уникальные обычаи, отличные от других евреев, такие как говгиль — пикник в конце Пасхи с участием всей общины.

Значительную особенность имели для духовной культуры суеверия и местные традиции, сохранявшиеся вплоть до современности. Так, у горских евреев много языческих представлений и обрядов, которые характерны для других горских народов Дагестана — вера в духов (например, Шегаду — нечистого духа, сбивающего людей с пути истинного), обряды вызова дождя (Земирей), праздник Шев-Идор, посвященный властителю растительного царства Идору, и др.

«По традиции большое внимание уделялось обучению, в том числе основам иудаизма в школах при синагоге, которые имелись практически во всех населенных пунктах» Фото: Общественное достояние, commons.wikimedia.org

Основу мировоззрения горских евреев составлял иудаизм

Вместе с тем основу мировоззрения горских евреев составлял иудаизм. Во многом это было связано с тем, что в иудаизме сильнее, чем в других монотеистических религиях, этническое и религиозное самосознание слиты воедино. Переход в другую религию означал одновременно переход в другой народ. Вера в «богоизбранность» своего народа заставляла держаться и своей общины, и своей религии, поддерживая общие религиозные обряды и запреты. Иудейские религиозные обряды совершались в синагоге (нумаз) во главе с раввином (рабби). Это прежде всего обряды, связанные с жизненным циклом (обрезание, свадьба, похороны), праздники (Песах — Нисону, Пурим — Гомуну, Суккот — Араво и др.), пищевые запреты (хашер).

Существовали две ступени раввинской иерархии: рабби — кантор и проповедник в синагоге (намаз), учитель в начальной школе (талмид-хуна), резник; даян — выборный главный раввин города, председательствовавший в религиозном суде и руководивший высшим религиозным училищем — «иешивой».

По традиции большое внимание уделялось обучению, в том числе основам иудаизма в школах при синагоге, которые имелись практически во всех населенных пунктах. В середине XIX века в Дагестане насчитывалось 27 синагог и 36 училищ (нубо хунде).

Их происхождение связано, скорее всего, также с политикой Сасанидского Ирана, а возможно, и более раннего времени, когда иудейские общины были вынуждены покинуть Иудею после жестокой Иудейской войны — подавления римскими легионами восстания в 70-е годы н. э. и последующего «рассеяния» иудеев по всему Средиземноморью, Ближнему Востоку и Передней Азии. В первой трети XVII века голштинский посол А. Олеарий (Эльшлегер) впервые записал предание о происхождении горских евреев «от колена Вениаминовa». Разумеется, это не более чем поздняя легенда о «потерянных коленах Израилевых», которая уже в XVIII веке получила более подробное, но еще более мифическое описание, по которому попавшие в плен иудеи «поколения Беньямин» были сосланы падишахом в Мидию, а оттуда на Кавказ, где и проживают, «но так и не смогли умножиться для утеснения, учиняющегося от здешнего народа», оставившего им «сии малые скудные деревни для их пропитания».

Изучение всех этих сведений показывает, что горские евреи вышли из Передней Азии, где долгое время находились в тесных языковых контактах с персами и переняли их повседневный язык, хотя для богослужебной практики сохраняли иврит. Очевидно, при шахе Ануширване некоторые общины татов и иудеев были переселены на Кавказ, где стали военными поселенцами как в самом Дербенте, так и южной части Приморского Дагестана. Не исключено, что часть иудейских переселенцев бежала на Кавказ после разгрома в 531 году движения маздакидов, которых оно активно поддерживало и даже пыталось создать свое государство.

Иудейские поселения Кавказа были одним из источников иудаизма в Хазарском каганате. И это самый уникальный случай, когда иудаизм принял «неизбранный» народ. Уникальный и единственный случай. Тем не менее иудейские общины именно в хазарский период времени были зафиксированы в Приморском Дагестане и Нижнем Поволжье. В X веке в ответе каган-бека Иосифа на письмо андалусского иудея говорилось о существовании иудейских общин со своими синагогами. Позднее, уже в конце XIII века, посол французского короля, отправляясь к великому хану Монгольской империи и возвращаясь через Дербент в Средиземноморье, отмечал: «На два для пути отсюда (то есть от Дербента) мы нашли другой город, по имени Самарон, в котором живет много иудеев». Особо он отметил: «Есть и другие укрепления, в которых живут иудеи, о которых я не мог узнать ничего верного; однако во всех городах Персии живет много иудеев». В этом сообщении подтверждаются факты, что иудейские общины в средние века были широко разбросаны по всему Северо-Западному Ирану.

В состав горских евреев вошли также более поздние переселенцы из Ирана, арамееязычные курдистанские евреи, возможно, какие-то другие общины из Ближнего Востока. Наиболее ранние материальные памятники горских евреев (надгробные стелы в районе села Маджалис в Дагестане) относятся к XVI веку.

Горские евреи в массе своей поддержали установление советской власти

Во время Кавказских войн и религиозных гонений имама Шамиля, стремившегося силой насадить ислам в горских общинах, горские общины сильно пострадали. Поэтому они приветствовали установление власти Российской империи и получили определенные послабления. Они были достаточно грамотны, владели несколькими языками, поэтому их активно принимали на службу, чего не разрешалось евреям-ашкеназам. По данным русских этнографов, «горские евреи, как отнесенные русским правительством к числу покоренных кавказских жителей, пользуются правами горцев, избавлены от воинской повинности, наделяются землей наравне с теми жителями, где живут, платят подати и несут одинаково с горцами повинности натурой». Вместе с тем были и негативные проявления ненависти к горским евреям как со стороны мусульманских ортодоксов, так и казаков-монархистов. Это отношение на бытовом уровне сильно ухудшало бытовую ситуацию.

Неудивительно, что горские евреи в массе своей поддержали установление советской власти и даже сражались за нее на стороне большевиков. Действительно, в 1920–1930-е произошли значительные сдвиги в положении народа. Был создан алфавит, открыты школы, где преподавание велось на родном татском языке (до 1947 года). Издавалась газета «Захметкеш», появилась профессиональная литература — известны имена горскоеврейских писателей Миши Бахшиева (1910–1972), Даниила Атнилова (1913–1968), Хизгиля Авшалумова (1913–2001), Мануваха Дадашева (1913–1943) и др. В 1935 году был создан профессиональный татский театр в Дербенте.

Во время Великой Отечественной войны многие горские евреи, проживавшие на Северном Кавказе, были уничтожены, по разным данным — около тысячи в Нальчике и близлежащих селах. Однако многие горские евреи выжили, потому что немецкие войска не достигли всех их районов; кроме того, главе общины удалось убедить местные немецкие власти в том, что эта группа имеет горское происхождение, что они таты, которые просто приняли иудаизм, а не являются «расовыми» евреями. При этом горские евреи с честью воевали в составе советских войск, многие награждены орденами и медалями, а уроженцы Дербента Ш. Абрамов и И. Илизаров стали Героями Советского Союза.

После войны культурная политика начинает ужесточаться. В 1948–1953 годах было прекращено преподавание на татском языке, прекращен выпуск газет, перестает выпускаться литература. Растет и бытовой антисемитизм, распространяющийся и на горских евреев. Это привело к двойственной адаптации.

С одной стороны, в условиях советского атеизма иудаизм перестал играть роль этноопределяющего фактора, и на первый план стал выходить татский язык — многие горские евреи, стремясь избежать дискриминации, стали записываться татами. Отсюда бытовое представление, что таты — это и есть горские евреи.

С другой стороны, происходит рост репатриационных настроений и медленное осознание своей связи с еврейской нацией.

Момент, который сближает ситуацию с формированием современной еврейской нации с татарами

Здесь следует сделать одно важное отступление. Подчеркну один момент, который сближает ситуацию с формированием современной еврейской нации с татарами. Вопреки представлениям, которые культивируются некоторыми ортодоксальными сионистами, еврейский народ не является изначально «от века» существующим. Жители Иудеи и Израиля, жившие в период царя Давида или Соломона, — это даже генетически не современная еврейская нация, создавшая государство Израиль. Мало того, что между ними было полных разорения иудейских царств и полного практически переселения их в Месопотамию («Вавилонское пленение») и рассеяние по всему Средиземноморью и Ближнему Востоку после Иудейской войны. В эпоху Средневековья в Европе возникли различные иудейские общины испаноговорящих сефардов, концентрировавшихся в Испании и переживших расцвет в Мусульманской Испании и немецкоговорящих (идиш — диалект немецкого языка) ашкеназов (т. е. «германцев»: «Ашкеназ» на иврите — «Германия»). Кроме того, как мы видим на примере горских евреев, существовали значительные иудейские общины (мизрахи) в Закавказье и на Переднем Востоке. Характерен такой факт, что по анализу ДНК практически все ашкеназы произошли от небольшой группы иудеев, в свое время проживавших в Северной Италии.

Т. е. все эти общины не были объединены даже в языковом отношении. Главным ядром их самосознания и групповой идентичности являлся иудаизм. Но если в Средневековье у иудеев не было никакой тяги к объединению, то эпоха модерна принесла новые символы и смыслы, формируя представления о единой исторической судьбе и необходимости возрождения своего государства, облеченной в мифологему «возрождения Сиона» в Иерусалиме, что в начале XX века дало начало политическому движению сионизма. Надо подчеркнуть, что до этих сионистских конгрессов никаких идей, что сефарды и ашкеназы — это один народ, не существовало в принципе. Средневековое сознание этого не допускало.

Но при этом была одна существенная особенность, облегчавшая объединение — формально все иудеи были равными и не имели внутренних сословных перегородок (не принимая во внимание имущественное расслоение, которое в данном случае роли не играет вопреки мнению марксистской этнологии). Потребовались промышленная революция, резкое увеличение информационных потоков и рост национализма в странах Европы, чтобы пробудить евреев, найти спонсоров и начать борьбу за их духовное и политическое объединение. Т. е. мы имеем процесс конструктивизма в самом его чистом виде — через появление будителей, распространение через новые средства информации их взглядов, которые вовлекают в свой круг все новые и новые круги сторонников, а на заключительной стадии возникает политическое движение за политическое объединение нации.

Татары прошли практически тот же путь. Татары возникли как государственное образование во главе с правящим родом. Долгое время сохраняли эту свою сословную идентичность. Даже после падения их государств и включения их в состав Монгольской империи татары сохранили свое аристократическое положение в части этой империи — в Улусе Джучи (Золотой Орде). При распаде этого государства и включении его в состав Российского царства татары смогли на определенный период сохранить сословно-служилую систему и привилегии. У них также была едина мусульманская религия, ставшая главным объединителем и ядром формирующейся нации. Татары уже в начале XVIII века, благодаря политике царской власти, лишились служилого сословия, что сделало их односословным обществом, хотя и с неполной социальной структурой. Но при этом татарская аристократия, потеряв статус, смогла сохранить состояние и смогла конвертировать его, превратив в торговый капитал, который стал базой для укрепления ислама и системы просвещения, поддержки группы будителей нации. Распространение новометодного образования привело к резкому увеличению круга людей, объединенных не только религиозной идентичностью, но и представлением об общей исторической судьбе. Все это в начале XX века неизбежно привело к формированию политических партий и выдвижения лозунга национально-культурной автономии. Иными словами, становление еврейской и татарской нации было не только синхронным, но и прошло те же стадии становления.

Горские евреи также приняли в процессах формирования еврейской нации самое прямое участие, хотя исторически и культурно, как мы видели выше, имели гораздо меньше общего с ашкеназами, чем, скажем, татары казанские и сибирские. Тем не менее уже в 1899 году представители горских евреев принимали участие в III Сионистском конгрессе, а уже через год в Дербенте возникла сионистская организация «Бней Цион», начавшая репатриацию евреев в Палестину. В 1920 году организация была закрыта, а ее политика прекращена. С 1974-го ручеек репатриации возобновился, а в постсоветское время стал активно развиваться, чему способствовали экономические и известные политические события. Так, считается, что в 1992–1995 годах в Израиль из Дагестана выехали 5 тыс. горских и 1 230 европейских евреев, а всего за 1990-е уехали 12 тыс. человек.

Интересно, что сохранившие элементы военной культуры на Кавказе горские евреи на новой родине тоже часто стали выбирать военную карьеру, выдвинув из своей среды двух генералов — Екутиэля Адама (1927–1982) и его сына Эхуд (Уди) Адама. Много среди них политиков, бизнесменов и деятелей культуры. Например, сейчас активно издаются книги стихов Эльдара Пинхасовича Гуршумова, который возглавляет союз кавказских писателей Израиля.

Наша задача — не дать развернуться шовинизму

Можно сколько угодно говорить, что бытового антисемитизма у нас нет, но если нет государственной политики его осуждения и профилактики, когда экстремисты позволяют себе открыто орудовать и требовать предъявить паспорт, а полиция не в состоянии это пресечь, то это означает, что у нас большие проблемы. Бытовой антисемитизм — это самое гнусное и низкое, что есть у малообразованного человека. Я сам отвергаю сионизм и дважды политику государства Израиль на оккупированных землях Палестины, но еще менее готов понимать и принимать антисемитизм в какой бы то ни было форме и в какие бы одежды он ни рядился. Считаю, что татары — это первые, кто должен прямо и недвусмысленно осудить все проявления антисемитизма. Любые попытки еврейских погромов говорят о том, что наше общество находится на грани нервного срыва. Оно требует лечения. Лечения не просто ритуальными фразами о дружбе народов, а повседневной практикой, созданием учебников, которые будут действительно учебниками о всех коренных народах России как строителей и защитников своей страны, а не только одного государствообразующего.

Для татар это прямая и непосредственная угроза, ибо, как сказал один мудрый человек, когда закончатся евреи, примутся за татар. Поэтому наша задача — не дать развернуться шовинизму и антисемитизму ни в нашей республике, ни в нашей стране.