Пока в России всячески обсуждаются идеи о запрете модных у молодежи вейпов, а в магазинах уже с сентября ввели запрет на открытую выкладку и демонстрацию устройств для потребления никотиносодержащей продукции, кальянная индустрия, напротив, расцветает Фото: Image by Freepik

Казань — кальянная столица?

Пока в России всячески обсуждаются идеи о запрете модных у молодежи вейпов, а в магазинах уже с сентября ввели запрет на открытую выкладку и демонстрацию устройств для потребления никотиносодержащей продукции, кальянная индустрия, напротив, расцветает. Только в Казани, по данным портала 2ГИС, насчитывается 115 точек. Курить в лаундж-барах или «центрах паровых коктейлей» можно официально без каких-либо ограничений. Бурный рост в России на данный сегмент пришелся на 2017–2020 годы, когда кальяны запретили в ресторанах и кафе — тогда за три года число таких заведений в городах-миллионниках выросло на 130% до 2,5 тыс. точек. Не остановила взлет и пандемия с самоизоляцией — дымили подпольно и в клубах и барах Казани, так что никакие рейды с мизерными штрафами и QR-кодами бизнесу были нипочем.

Но на днях по кальянным ударил новый прокурор Татарстана Альберт Суяргулов. Он просит запретить пускать детей в заведения, где кальяны «подаются» к еде, т. е. в рестораны и кафе. По мнению прокурора РТ, дети, наблюдая, как взрослые курят кальян (сигареты, табакосодержащую продукцию), могут проецировать на себе или даже применять «пагубную модель потребления табака», что «негативно влияет на их здоровье и физическое развитие, как и воздействие вторичного табачного дыма при нахождении в данных помещениях». Эксперты относятся к идее положительно, но настороженно: хуже, конечно, не будет, но и исправить ситуацию в корне вряд ли поможет: «Если родители курят, то говорить о том, что курить вредно, — это бессмысленное занятие». А некоторые владельцы заведений заявили, что это просто очередной повод штрафовать бизнес. Законопроект пока находится на стадии рассмотрения.

Детям не место в курилках: Альберт Суяргулов ударил по кальянным

Статус «дымящей» столицы России Казань едва не получила этой весной, когда организаторы из Санкт-Петербурга хотели собрать на площадке в «Казань Экспо» 10 тыс. ценителей ароматного пара, чтобы продегустировать новинки и найти бизнес-партнеров. После огласки истории власти Татарстана запретили проводить форум в таком масштабе, но питерцы без лишнего шума нашли новое место — в выставочном центре Ak Bars Retro Cars практически в центре столицы РТ — и собрали 5 тыс. человек. «Татарстан — самый курящий регион России. Тут хорошее, сильное комьюнити. Для понимания: в Казани не осталось свободных гостиниц на эти даты, выкупили весь город», — с гордостью делилась с «БИЗНЕС Online» организатор выставки Ася Закатова.

Альберт Суяргулов просит запретить пускать детей в заведения, где кальяны «подаются» к еде, т. е. в рестораны и кафе Фото: «БИЗНЕС Online»

«Я удивляюсь, когда слышу, что в городе открывается новая кальянная. Когда я открывал свою еще в 2014 году, мне уже тогда говорили: „Куда ты лезешь? Кальянных в Казани уже и так много, веди свои свадьбы!“ Сейчас на Казань кальянных приходится даже больше на душу населения, чем в Москве, и у нас их курят активнее, чем в Москве и Питере. К тому же в городе достаточно много производителей табака, у которых хорошо развит маркетинг. Даже в Америке есть кальянные, которые пользуются брендами табака из Казани», — не оспаривает лидерство «дымящей» столицы владелец кафе и сети кальянных «Наше место» Минтимер Нугманов. По его словам, рынок перенасыщен, но это только идет на пользу индустрии.

Когда кальяны стали так популярны? Россияне тесно познакомились с ними ближе к 2000-м. Все пошло из Египта и Турции, когда «наши» уезжали в отпуск и привозили кальяны себе домой и как сувенир из путешествия — тогда собственный «агрегат» считался дорогим удовольствием и своего рода экзотикой. Рынок же кальянных сформировался в России только к 2008–2010 годам, когда арабы и турки стали открывать кальянные с атмосферой: приглушенный свет, ковры, бархатные подушки на низких диванчиках… Первыми такими заведениями в Казани стали «Аладдин» и «Хоттабыч». Одно из них до сих пор принимает гостей в самом центре города.

Вторая волна популярности пришлась на 2020–2021 годы с бурным ростом специализированных табачных магазинов и отечественных производителей. «Раньше мы были кальянным кейтерингом: приезжали в квартиры к бизнесменам, футболистам и забивали им кальян — собирали свою клиентскую базу, после чего смогли открыть кальянную», — делится совладелец сети магазинов-дистрибьюторов табака Best Shop Айнур Салахов, стоявший у истоков зарождения кальянной индустрии в Казани. Кальянная, к слову, была необычной: днем забегаловка с шаурмой, а вечером лаундж-бар с велюровыми шторами, музыкой и игровыми приставками. «Мы обучались, наблюдали за тем, как забивают кальяны другие. Кто как мог, так и крутился. Кальянных было мало — рынок был свободен», — вспоминает Салихов.

Самый популярный путь развития сети — по франшизе, когда предприниматель использует уже отработанную схему деятельности, рассчитывая на гарантированную прибыль. Одна из самых первых кальянных сетей в Казани — HookahPlace Фото: Андрей Титов

«Дуть» родом из Челнов, франшиза за 7 млн и «самый красивый лаундж-бар в мире» на Квартале

Итак, кем представлен рынок кальянных сейчас? Выделить главных игроков кальянного сообщества в Татарстане довольно трудно — здесь нет многомиллионных оборотов компаний. Однако, отсеяв «мелочь» из полуподвальных местечек, мы насчитали около 10 основных брендов, кто способствовал активному зарождению кальянной индустрии, и тех, кто продолжает расширять ее в регионы.

Самый популярный путь развития сети — по франшизе, когда предприниматель использует уже отработанную схему деятельности, рассчитывая на гарантированную прибыль. Одна из самых первых кальянных сетей в Казани — HookahPlace. Антон Гайворонский открыл свой первый лаундж-бар в Москве в 2013-м и спустя год запустил точку в столице РТ. «Вдохновившись идеей, мы решили открыть данный проект в Казани — третий в РФ», — поделился управляющий HookahPlace Volkova Артур Галяутдинов. Сейчас по франшизе «Хуки» работает около 200 точек по всему миру — от Италии до Индонезии. В Татарстане же всего 7 кальянных, в том числе в Нижнекамске и Бугульме. Стоимость паушального взноса для Казани — 300 тыс. рублей, открыть такую кальянную площадью до 150 кв. м будет стоить около 7 млн рублей.

В 2014-м в Казани появилась кальянная «Мята Lounge» Ильяза Валиуллина, которая уже спустя 2 года стала открываться по франшизе в городах России и странах СНГВ 2014-м в Казани появилась кальянная «Мята Lounge» Ильяза Валиуллина, которая уже спустя два года стала открываться по франшизе в городах России и странах СНГ Фото: «БИЗНЕС Online»

В 2014-м в Казани появилась кальянная «Мята Lounge» Ильяза Валиуллина, которая уже спустя два года стала открываться по франшизе в городах России и странах СНГ. На конец прошлого года сеть насчитывает более 350 заведений в 120 городах. Forbes поставил «Мяту» на четвертое место в рейтинге российских франшиз. Сумма стартовых вложений в регионах России — от 7 млн рублей, а окупить франшизу обещают уже через 10 месяцев.

«Наше место» Нугманова, появившееся 9 лет назад, работает сейчас по двум адресам в Казани и, помимо кальянов, предлагает полноценное меню с напитками. А вот филиал в Иннополисе после пандемии пришлось закрыть. «Бизнес достаточно маржинальный, кальянные открывать выгодно. Рентабельность в месяц — 30–40 процентов, если не заморачиваться с кухней. С ней же она падает раза в 2, если вы, конечно, не занимаетесь грузинской едой, которая сама по себе выгодная и рентабельная. Но меню привлекает дополнительных гостей», — говорит Нугманов.

Из местных игроков выделяется также «Дуть» совладельца Алексея Васильева. Родом сеть из Набережных Челнов Фото: Андрей Титов

Из местных игроков выделяется также «Дуть» совладельца Алексея Васильева. Родом сеть из Набережных Челнов. Первая запустилась в 2018-м. За пять лет по франшизе открылось 20 заведений в стране и Беларуси. «Мои партнеры открывают заведения по всей России: сегодня [новые] заведения строятся в Москве, Краснодаре, Ижевске, Ташкенте. Ведутся переговоры по открытию в Сургуте, Новосибирске, Липецке, Самаре, Алма-Ате и других», — говорит о масштабах Васильев. В Казани работает три кальянных. «Действующие франчайзи после открытия первого заведения, поработав и окупившись в течение двух лет, открывают следующее заведение. Это говорит о том, что партнеров устраивает доход, он составляет около 50 процентов годовых», — приподнял завесу тайны бизнесмен.

Самостоятельный проект и относительно новый, открывшийся 2 года назад — District по ул. Чистопольская Игоря ДобрянскогоСамостоятельный проект и относительно новый, открывшийся два года назад, — District на ул. Чистопольской Игоря Добрянского Фото: Андрей Титов

Самостоятельный проект и относительно новый, открывшийся два года назад, — District на ул. Чистопольской Игоря Добрянского. В этом году компания HookahBattle вручила кальянной международную премию за самый красивый дизайн интерьера в лаундже. Заведение действительно отличается от других подходом к внутреннему убранству: голубой аквариум с белыми живыми медузами, обилие ярко-оранжевого оникса, небесного цвета подсветки и множество зелени. «District — сложный концептуальный проект, очень креативный и в то же время вдохновляющий и побуждающий к размышлению. Мы с командой решили опробовать данный формат в родном, знакомом для себя городе и не ошиблись!» — объяснил выбор в пользу столицы РТ основатель.

Собеседники также выделяют в Казани франшизный проект «The Дым» (Россия и Казахстан), Example lounge с двумя филиалами, Luna Lounge и Sorry Mama. Последние два все же больше работают на кухню и бар, чем на дым.

До недавнего времени кальянами активно занимался и казанский ресторатор Нурислам Шарифулин. Но после пандемии он отдал предпочтение исключительно еде: «Я, как ресторатор, имея такой бэкграунд, отхожу от этой истории. Считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Кто-то умеет делать кальяны, кто-то — рестораны. Ресторану и кальянной соседствовать можно, но совмещать не стоит». По его словам, за 10 лет посетители кафе и ресторанов привыкли к тому, что «можно спокойно есть, там не воняет сигаретами». «Когда я приезжаю в страну вроде Турции, где курят в ресторанах, для меня это диковато…» — поделился собеседник. «За последние пять лет очень поменялось поведение потребителя. Если я хочу кофе — иду в кофейню. Причем не в обычную, а туда, где люди знают, что такое кофе и как с ним работать. Если я хочу кальян — иду в хорошую кальянную. У меня не рождается идеи пойти в ресторан и покурить кальян там!» — говорит он.

Шарифулин все же оставил несколько кальянных, где сейчас работает компания на аутсорсинге, — для тех гостей, которые привыкли именно к этим кальянным, но экономическую целесообразность, отметил ресторатор, они собой не представляют: «Там 5–6 кальянов в день [забивается]. Раньше в каждом из ресторанов было по 50–60!»

Нурислам Шарифуллин: «Я, как ресторатор, имея такой бэкграунд, отхожу от этой истории. Считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Кто-то умеет делать кальяны, кто-то рестораны»Нурислам Шарифулин: «Я, как ресторатор, имея такой бэкграунд, отхожу от этой истории. Считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Кто-то умеет делать кальяны, кто-то — рестораны» Фото: «БИЗНЕС Online»

На чем зарабатывают кальянные?

Ключевой источник заработка «кальянных» бизнесменов — наценка на товар. Себестоимость одного кальяна, по оценке наших собеседников, — от 100 рублей, в то время как в лаундж-барах за час курения придется отдать от 1–1,5 тыс. рублей. Впрочем, все зависит от вида табака, уровня зарплаты в заведении и текущих расходов.

«Те, кто утверждает, что себестоимость кальяна — 100 рублей, — это люди, которые не понимают, о чем говорят. Чашка кальяна — 200 рублей. Кальянщику, условно, 150 рублей, плюс нужно включить аренду зала, „коммуналку“, непредвиденные расходы… Вот и получается, что 50–60 процентов от стоимости кальяна — это только его себестоимость», — говорит Нугманов.

Сколько стоит открыть кальянную? Привлекают молодых бизнесменов именно небольшие расходы. Самый бюджетный вариант — от 1,5 млн рублей, говорят собеседники издания, при условии что в помещении раньше был общепит. Сейчас на сайтах объявлений готовый бизнес можно купить от 500 тыс. рублей — с мебелью и ремонтом. Ресторан-кальянная стоит от 2 млн рублей. Так, «Наше место» на Квартале продается сейчас за 5,9 миллиона. В стоимость входит кухонное оборудование, алкогольная лицензия, ресторанная мебель. Средняя ежемесячная выручка заведения, обещает владелец, — 1,8 млн рублей. Кальянная продается из-за того, что основная точка в центре «радует» владельца больше. «Если не уйдет, он не расстроится!» — сообщил мужчина на том конце провода. Еще одна точка Cart Lounge на Квартале продается за 2,7 млн, т. к. владелец хочет «расширяться». «У меня есть второе заведение, оно больше — там и терраса, и все такое… Хочу туда вложиться», — объяснил мужчина. Готовый бизнес, основанный в 2018 году, как нам сказали, отлажен и работает и без участия владельца. Средний чек с человека — от 1,2 тыс. рублей.

Выбрать подходящее помещение под кальянную не так-то просто, говорит Нугманов. По его словам, в Казани всегда был дефицит площадей с парковочными местами и на первой линии. К тому же, если это не отдельные здания, нужно найти общий язык с «соседями».

Как правило, в одно заведение требуются около пяти кальянщиков, администратор и пара официантов Фото: «БИЗНЕС Online»

«Большая проблема — это жильцы, потому что гидрофильтры в помещениях — дорогое удовольствие, их мало кто использует. И, как правило, жители конкретно кровь пьют владельцам кальянных, — говорит заместитель гендиректора A-Development Владимир Шайхиев.Они плюс-минус выбирают места, где раньше находился общепит. Собственники крайне неохотно соглашаются „сажать“ кальянные в коммерческие помещения в жилых домах. Кстати, для такого бизнеса необязательно нахождение на первом этаже. Это вполне могут быть и вторые, и третьи. И верхний этаж с панорамой. Вот, например, Sorry Mama, они наверху, на кровле у них еще и летняя веранда — излюбленная тема для кальянных».

Что с персоналом? Как правило, в одно заведение требуются около пяти кальянщиков, администратор и пара официантов. По данным hh.ru, в сентябре работодатели Татарстана разместили на сайте два десятка вакансий кальянного мастера (почти 400 вакансий — по всей России). Зарплаты кальянных мастеров в РТ варьируются от 55 тыс. до 88 тыс. рублей.

«У рынка есть инфлюэнсеры, которые зарабатывают, я скажу, не хуже топ-менеджеров многих банков! Усатый парень, шеф-кальянщик, который круто делает кальян и умеет красиво разговаривать с гостями, зарабатывает от 150 тысяч до 300 тысяч рублей в месяц. Высокий расход на кальянщиков, хороший стоит дорого», — вспоминает свой опыт Шарифулин.

Минтимер Нугманов: «Люди не перестанут есть и отдыхать. Людям всегда нужно поесть, отдохнуть, расслабиться»Минтимер Нугманов: «Люди не перестанут есть и отдыхать. Им всегда нужно поесть, отдохнуть, расслабиться» Фото: «БИЗНЕС Online»

«Есть опасение, что крупные бренды перестанут уделять внимание региону»

Дешевые кальянные без определенной задумки, собственного стиля и достойного персонала сейчас уже «не прокатят», отмечают владельцы кальянных — клиенту нужна какая-то концепция, атмосфера, чтобы не просто зайти на часок подымить. Поэтому кальянные добавляют кухню, бар, устраивают вечеринки и приглашают стендап-комиков. Федеральный закон запрещает нахождение кухни и кальянов в одном помещении, однако эти требования легко обходят — делят залы на условные «зоны», пробивают чеки на разные юрлица и ИП или вовсе оформляют еду как доставку, но в соседний зал. Если не привлекать внимание проверяющих органов и отрабатывать жалобы клиентов с ходу, не доводя до Роспотребнадзора, кальянным ничего не страшно, говорят владельцы.

«Чтобы ходили каждый день и проверяли кальянные — такого нет. Сейчас, мне кажется, в целом не до кальянных. Если не нарушать закон — никто тебя не будет трогать», — рассказал один из «кальянных» бизнесменов.

«Безусловно, вся кальянная индустрия желает работать полностью в белом поле, соблюдая законы. Государство мелкими шагами ведет нас к этому, и нахождение общего языка — главное, что может ускорить развитие индустрии», — объяснил создатель информационного ресурса «Кальян-Эксперт» Эдуард Исмагилов. Множество производителей, сетей магазинов и лаунджей, десятки именитых деятелей индустрии, которых знают по всей стране, говорит эксперт, родом именно из Казани, «однако после запрета выставки есть опасение, что крупные ивенты и бренды перестанут уделять внимание региону», не мог не отметить Исмагилов случившийся в мае громкий запрет о проведении кальянного ивента.

«После запрета выставки есть опасение, что крупные ивенты и бренды перестанут уделять внимание региону», — не мог не отметить Эдуард Исмагилов случившийся в мае громкий запрет о проведении кальянного ивента Фото: «БИЗНЕС Online»

Рынок по-прежнему будет расширяться, уверен эксперт. По его словам, в Казани большое количество домашних любителей кальяна, а также по количеству лаунджей на душу населения город обходит большинство мегаполисов, так что никаких предпосылок к снижению популярности кальянных нет, а тренд ближайших лет — уход от угля в сторону электронных кальянов. «Именно кальянов, не вейпов», — уточнил Исмагилов.

«Прогнозов давать нельзя даже на месяц вперед, но, я думаю, все будет хорошо. Люди не перестанут есть и отдыхать. Им всегда нужно поесть, отдохнуть, расслабиться, — добавил Нугманов. — Если законодатель не будет пытаться усложнять людям жизнь, я не думаю, что они будут ущемлены в правах на отдых».