«Любимая картинка конспирологов»

До завершения более чем насыщенного событиями 2023 года остается ровно полтора месяца, но подводить его итоги сейчас выглядит преждевременным. Кто знает, что еще случится. В какой стадии будет конфликт на Ближнем Востоке? Чем завершится стартующий сегодня визит председателя КНР Си Цзиньпина в США? В каком положении вступит в зиму Украина, которая ждет финансовой и военной помощи от западных союзников? И дождется ли Киев этой помощи до конца года? Кремль, видимо, оставил на конец года разрешение интриги с тем, будет ли Владимир Путин выдвигаться на выборы президента России в 2024-м. Здесь, казалось бы, все очевидно, но ведь официального заявления (и даже намеков) нет до сих пор.

Еще нет итогов 2023-го, но британский журнал The Economist по традиции берет на себя смелость предсказать, что будет в следующем. Накануне вечером издание опубликовало ноябрьский номер, в котором обозначает основные тенденции на следующий год. В номер The World Ahead 2024 вошло 10 трендов, за которыми редакция журнала советует следить в 2024-м. Большее внимание, как правило, привлекают даже не тезисы, а обложка номера. Есть устоявшаяся конспирологическая теория, что в ней зашифровано послание — каким будет следующий год — от «тайного правительства», семьи Ротшильдов, которой принадлежит журнал.

Владимир ПутинКремль, видимо, оставил на конец года разрешение интриги с тем, будет ли Владимир Путин выдвигаться на выборы президента России в 2024-м. Здесь, казалось бы, все очевидно, но ведь официального заявления (и даже намеков) нет до сих пор Фото: © Gavriil Grigorov/Kremlin Pool/www.globallookpress.com

Судя по всему, эта теория ничуть не утрачивает актуальности. Тем более теперь, когда аудитория видит сигналы даже там, где их, казалось бы, не может быть. Вот, например, член главного совета военно-гражданской администрации (ВГА) Запорожской области Владимир Рогов прямо называет The Economist «боевым листком мировой олигархии» и «рупором Ротшильдов». В сети прогнозы журнала называют даже «масонскими». «Любимая картинка конспирологов», — описывает новую обложку политолог, автор телеграм-канала «Политджойстик» Марат Баширов.

Что на самой обложке? Сразу видно четырех мировых лидеров — Си Цзиньпина, президента США Джо Байдена, президента России Путина и украинского лидера Владимира Зеленского. Над Путиным — голубь мира (намек на мирное завершение конфликта на Украине?) и узнаваемый силуэт экс-президента США Дональда Трампа, который ничуть не потерял амбиций и считается чуть ли не единственным соперником для Байдена на выборах в 2024 году. В редакционной статье The Economist отдельно написано и даже выделено красным: «Судьба Владимира Путина будет зависеть больше от американских избирателей, чем от российских».

Зеленский ждет военную помощь Запада Фото: © CNP/AdMedia/  Global Look Press / www.globallookpress.com

Над Зеленским, который «смотрит» на Путина через песочные часы, изображение снарядов (видимо, тезис о военной помощи Запада) и силуэт некоей девушки, который вызывает больше всего вопросов. «Что за роковая женщина для Зеленского? — задается вопросом Баширов. — Кто над головой у Зеленского? Юлия Тимошенко или его жена Елена Зеленская? Женщина появляется при победе Трампа (красный квадратик). А куда девается Зеленский тогда?»

По бокам от изображений Путина и Зеленского — космические ракеты и спутники. Спускаемся ниже и видим урну для голосования. Здесь все очевидно. «Выборы по всему миру, в которых будет участвовать больше избирателей, чем когда-либо прежде, привлекут внимание к глобальному состоянию демократии. В 2024 году будет проведено более 70 выборов в странах, в которых проживают около 4,2 миллиарда человек — впервые это более половины населения мира. Но, хотя голосов сейчас больше, чем когда-либо, демократии необязательно больше», — пишет журнал. И подчеркивает, что многие выборы не будут «ни свободными, ни честными».

Слева от урны мозги с проводами (возможно, намек на вживление чипов или новый рывок в развитии ИИ?), а справа — график падения с четырьмя символами валют — фунт стерлингов, евро, доллар и юань. Выглядит как знак о том, что в следующем году мировой кризис все-таки накроет мир. «Западные экономики в 2023 году показали лучшие результаты, чем ожидалось, но они еще не вышли из кризиса, и сохранение процентных ставок высокими и дальше будет болезненным как для компаний, так и для потребителей, даже если рецессии удастся избежать», — подчеркивает издание и допускает дефляцию для Китая.

Байдена и Си разделяет земной шар, за который, вероятно, и борются две сверхдержавыБайдена и Си разделяет земной шар, за который, вероятно, и борются две сверхдержавы Фото: © Ju Peng/ XinHua/  Global Look Press / www.globallookpress.com

В нижней части — Байден и Си, которые повернуты спинами друг к другу. Разделяет их земной шар, за который, вероятно, и борются две сверхдержавы. При этом показаны конкретные точки напряжения — Тайвань и Южная Америка. «Оба лагеря (речь о США и Китае — прим. ред.) будут добиваться расположения „средних держав“ глобального Юга, не в последнюю очередь из-за их зеленых ресурсов», — пишет издание.

Вот 10 главных трендов, которые выделяет The Economist:

  • Выборы в более чем 70 странах и судьба демократии.
  • Глобальный выбор США и вопрос, вернется ли Трамп на пост президента Соединенных Штатов. «Разница [в числе голосов за Байдена и Трампа] может составить несколько десятков тысяч избирателей в нескольких колеблющихся штатах. Но последствия будут глобальными и затронут все: от климатической политики до военной поддержки Украины».
  • Европа, как отмечает издание, «должна сделать шаг вперед» и обеспечить Украине поддержку для «долгой борьбы». «Это правильный поступок, а также страховка от риска того, что Трамп вернет себе власть и лишит поддержки».
  • Перерастет ли палестино-израильский конфликт в региональный или будет новый шанс на мир?
  • Строительство многополярного мира. План США повернуть в сторону Азии и сосредоточиться на соперничестве с растущим Китаем был сорван конфликтами на Украине и в секторе Газа, момент «однополярности» Америки закончился.
  • Риск новой холодной войны между США и Китаем.
  • Новая энергетическая география. Переход к чистой энергетике порождает в мире новые «зеленые сверхдержавы». Значение нефти и газа падает, зато вырастает значение лития, меди, никеля, пишет журнал. «Конкуренция за зеленые ресурсы меняет геополитику и торговлю, создавая неожиданных победителей и проигравших».
  • Экономическая неопределенность — высокие процентные ставки будут «болезненными» для компаний и населения, а Китай «может впасть в дефляцию».
  • Искусственный интеллект (ИИ) становится все более реальным. «Неожиданные способы использования и злоупотребления будут продолжать появляться. Существует множество опасений по поводу влияния ИИ на рабочие места и возможности вмешательства в выборы. Его самое большое фактическое влияние? Более быстрое совершенствование».
  • Объединение мира. The Economist допускает, что мир отбросит идеологические разногласия в сторону и «насладится» Олимпийскими играми 2024 года в Париже. Впрочем, тут же издание оговаривается: «Но столь же вероятно, что те, кто надеется на какое-то глобальное единство, окажутся в тупике».

Что журнал наобещал в прошлые годы?

Стоит посмотреть на прошлые предновогодние обложки журнала The Economist. Так, в основе композиции обложки-прогноза на 2023 год были черно-белые фото мировых лидеров. В центре располагался Путин, его изображение было самым крупным. Слева от российского лидера — Си Цзиньпин и (чуть ниже) Байден.

Героями обложки «второго плана» можно назвать Зеленского (намек на продолжение украинского конфликта), тайваньского лидера Цай Инвэнь (тайваньская проблема не утратит остроты) и премьер-министра Италии Джорджу Мелони, от которой ждали проявления после выборов как лидера крайне правой партии.

Сопровождают фото лидеров отсылки на актуальные глобальные тенденции, они были выполнены в красном стиле. В их числе космические спутники, ветряные мельницы, молекула метана и танкер (намек на газовый вопрос), зенитно-ракетная установка и квадрокоптер (он, кстати, изображен в центре всего коллажа).

По прогнозу The Economist на 2023 год, главной движущей силой станет конфликт на Украине. Поэтому многое зависит от того, как он будет развиваться — «тупик кажется наиболее вероятным результатом». Внимание к Украине повышает риск конфликтов в других местах, также указывало издание. Отчасти прогноз сбылся. Тут стоит вспомнить конфликт Армении и Азербайджана в Нагорном Карабахе или палестино-израильский конфликт. Хотя тогда The Economist обращал внимание на Тайвань и напряженность между Китаем и Индией в Гималаях.

Прогнозировало издание и изменение альянсов, например вступление в НАТО двух стран (пока только Финляндия присоединилась к альянсу, заявка Швеции обсуждается). Но тут можно вспомнить расширение БРИКС. Также журнал предсказывал рецессию крупных экономик, хотя это больше выглядит как переход кризиса с 2022 года и ускорение перехода на возобновляемые источники энергии. Предсказывал The Economist и возвращение расходов путешественников к допандемийному 2019-му, о чем сейчас уже можно судить и по российскому туризму.

Любопытно сейчас выглядит и обложка с прогнозом на 2022 год. Она выполнена в форме круга, а главными действующими лицами здесь являются США и Китай — изображены Байден и Си, молекула коронавируса, шприцы и микроскоп, ветряная мельница и сопла ракет. В центре же выделены цифры 20–22, что может символизировать окончание пандемии. Однако сейчас обращает на себя внимание сама форма коллажа. Некоторые аналитики и конспирологи увидели в нем мишень или славянский календарь как отсылку к президенту России.

«Трамп не считает необходимым защищать европейские страны в случае нападения на них, даже если они являются членами НАТО»Фото: © White House via Globallookpress.com / www.globallookpress.com

«Ключевое в этой обложке — присутствие там Трампа»

В беседе с «БИЗНЕС Online» эксперты оценили новую обложку The Economist и порассуждали, что в ней расшифровано.

Сергей Марков — политолог, общественный деятель, кандидат политических наук, директор Института политических исследований, член Общественной палаты РФ:

— Я там увидел четырех главных лидеров — Путина, Зеленского, Байдена и Си. Байден и Си изображены друг против друга, значит, Китай и США расходятся, а Путин и Зеленский смотрят друг на друга, близко. Это значит, что у них ситуация [напряженная]. В то же время ставить Зеленского в один ряд с лидерами серьезных, самостоятельных государств — полная неадекватность. Потому, с моей точки зрения, это значит, что они явно лгут.

The Economist явно лжет. The Economist знает, что Зеленский не лидер, и тем не менее ставит его на обложку как некий символ. У России вообще нет конфликта с Украиной, поскольку она не существует. Украина оккупирована, ликвидирована Штатами как независимое государство. Но эта их идеология — ложь.

Что за девушка изображена над Зеленским? Это понятно — Елена Зеленская. Поскольку этих марионеток типа Зеленского надо менять, они, американцы, говорят: давайте поменяем его на жену его, Елену Зеленскую. Давайте поставим его жену.

Стоит ли придавать значение этой обложке? Стоит-стоит. Дело в том, что The Economist — журнал элиты и они как бы концентрируют ожидания и планы этой бизнес-политической элиты. И рассказывают, что с их точки зрения является планами западной элиты или ее ожиданиями на следующий год. Поэтому стоит обращать внимание.


Константин Калачев — руководитель Политической экспертной группы:

— Я думаю, что здесь не столько идет речь о зашифрованных сигналах, сколько о желании предупредить, напугать возможностью избрания Трампа, что грозит серьезными проблемами и Европе с учетом тех тезисов, которые Трамп озвучивает. Например, он не считает необходимым защищать европейские страны в случае нападения на них, даже если они являются членами НАТО. Мне кажется, что ключевое в этой обложке — присутствие там Трампа, предполагающее полную перезагрузку нынешней геополитики со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Что касается девушки, изображенной над Зеленским, то здесь у меня никаких догадок нет. Честно говоря, не задумывался. Может быть, это олицетворение Украины как государства? Образ Украины как женщины? Может быть, еще что-то. Не хочу гадать.


Максим Шевченко — журналист: 

— Главное, на что я обратил внимание, — песочные часы, которые разделяют условный профиль Путина и условный профиль Зеленского. Вероятно, это должно подразумевать, что время для часа икс, до мировой катастрофы, уже на исходе. Песочные часы — это символ смерти, как его в Средние века изображали. В значении Memento mori — конец близок.

Что за девушка изображена над Зеленским? Я думаю, это Украина, которая стоит на майдане. Да я не знаю, кто это. Любовница Зеленского. Почему мы должны разгадывать? Когда начинаем разгадывать, то начинаем играть по правилам тех, кто нам их задает. Нас позвали в это политическое казино и задают нам парадигму, что мы должны разгадывать The Economist. Но когда вы что-то разгадываете, какие-то «крипты», задачи, то начинаете двигаться в русле этого алгоритма, соответствовать ему. Вы мысленно события, которые с вами происходят, и решения начинаете согласовывать с этой как бы программой, матрицей. Потому обложка The Economist — программирование в каком-то смысле. Я предлагаю не обращать на это внимания.

Там есть вещи банальные, как всегда у мошенников, есть — очевидные. Мы все умрем. Ну да, мы все умрем, спасибо, нам открыли очень важную истину. По сути дела, с нами играют и вовлекают в это «кручу-верчу, запутать хочу». Я предлагаю свое сознание особо не отвлекать, потому что подразумевается, что The Economist — это сигнал глобального планировщика, который планирует историю и сообщает нам, как эта история будет протекать. А мы, как лабораторные мыши, должны поднять мордочки, смотреть наверх и говорить: «Да, ты прав, Великий Архитектор! Только так и будет! Какой же ты мудрый!»

И Путин там сидит, и Зеленский, и девушка какая-то. А что это за девушка там такая? Да хрен его знает, что за девушка. Это все игра. Не надо относиться к этой игре всерьез.